воскресенье, 27 июля 2008 г.

Новый номер "Журнала литературной критики и словесности"

Увидел свет новый августовский номер "Журнала литературной критики и словесности". В него вошли следующие публикации:


Ландж Шекоян Пять стихотворений

Андрей Углицких. Фотограф, рассказ

Андрей Углицких УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА "ВОСКРЕШЕНИЯ" "БЕЗВОЗВРАТНОГО". Часть 1.

Андрей Углицких УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА "ВОСКРЕШЕНИЯ" "БЕЗВОЗВРАТНОГО". Часть 2.

Андрей Углицких УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА "ВОСКРЕШЕНИЯ" "БЕЗВОЗВРАТНОГО". Часть 3.

Максим Белпулер. Писатель Сверчков разговаривает с писателем Чеховым

Андрей Углицких Демографическая ситуация в царской России в свете возможности жещин "устроить свою судьбу"

Наталия Закирова-Гущина (Глазов, Удмуртия). "Ненастоящий" город или "богоспасаемый" град

воскресенье, 20 июля 2008 г.

Андрей УГЛИЦКИХ: ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ЦАРСКОЙ РОСCИИ В СВЕТЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЖЕНЩИН «УСТРОИТЬ СВОЮ СУДЬБУ»

Андрей УГЛИЦКИХ

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ЦАРСКОЙ РОСCИИ В СВЕТЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЖЕНЩИН «УСТРОИТЬ СВОЮ СУДЬБУ»

Мама вышла замуж в двадцать восемь... Случилось это в 1954 году, за год до моего появления на свет. Отец был старше на целых девять лет. Когда, однажды, наверное, в самом конце шестидесятых, я, переживая за нее (а жили они с отцом неважно, часто ссорились), спросил маму: «Зачем же ты вообще выходила за отца? Вы же совсем разные люди и не подходите друг другу!», она ответила как-то буднично, просто, примерно, следующее: «А за кого было выходить?». «Тогда вообще не нужно было выходить замуж!» - со всей горячностью натуры своей, отягощённой всем возможным максимализмом и нетерпимостью своего раннего пубертатного возраста, подвел я безжалостную черту под тем давним разговором, за который мне до сих пор стыдно. Мама снова грустно улыбнулась и промолчала…

…Действительно, а за кого могла выйти замуж девушка или молодая женщина в 1954 году, если не только сверстников, но и мужчин на десять-двадцать лет старше ее почти не осталось? Если они, почти все – были повыбиты? За кого могла выйти молодая учительница из Башкирии (мама незадолго до описываемых событий закончила учительский институт), если студенческие скамьи в педагогических учебных заведениях занимали почти исключительно такие же, как и мама, молодые девушки, если педагогические коллективы тогдашних школ на 98% состояли из учителей-женщин, если педагог-мужчина стал почти ископаемой редкостью? Мы настолько привыкли, что в детских садах детей наших «обиходют» воспитательницы, а не воспитатели, в школах – учат учительницы, а не учителя, в больницах и поликлиниках – лечат докторши, а не доктора, что нам уже кажется, что так было всегда, что по-иному и быть не может! А между тем, так было далеко не всегда. До революции – и учили, и лечили, и служили – в основном, мужчины. Занимаясь историей России в связи с подготовкой к печати рукописи «Житие Людмилы Углицких с комментариями сына (опыт литературного расследования судьбы угличского этапа 1592 г.)», роясь в ходе работы этой в различных исторических документах, находящихся в свободном доступе, вдруг обратил я внимание на то, что в дореволюционной России почти во всех крупных городах мужское население превышало женское, пусть, не везде, пускай – не очень намного, но превышало… Судите сами. Вот что по этому поводу сообщает «Энциклопедия Брокгауза и Эфрона»:

- г.Архангельск и одноимённая губерния – данных о половом составе населения не имеется.

- г.Астрахань. По сведениям 1888 года в Астрахани числилось жителей 73710 д. об. п., (40200 д. м. п. и 33510 ж. п.), в том числе: православного вероисповедания - 55430 д. об. п.; раскольников разных сект - 1025; армяно-григориан - 6222; римско-католиков - 877; евангелико-лютеран - 477; иудейского - 831; магометан - 8801; других исповеданий - 47.

- г.Брянск, Гродненской губернии. В 1889 г. в Б. числилось 25 каменных и 605 деревянных домов и 2834 жит. об. п. (1373 м. п. и 1461 ж. п.).

- г. Брянск, Орловской губернии. В 1888 в Б. числилось 20064 жит., в том числе мужского п. 11780, жен. — 8284 (с 1842 население увеличилось более чем вдвое);

- г.Владикавказ. Данных нет. В 1859 г. население В. вместе с осетинским аулом равнялось 2 ½ тысячам, в 1870 г. — 10 тыс., а в настоящее время оно доходит до 32 ½ тыс.; состоит из смеси разных народностей: русских, осетин, чеченцев, ингушей, евреев, армян, казаков; немало встречается и переселенцев из России. Преобладающе народности: русские, армяне и евреи. Вероисповедания также разнообразны: православные, армяно-григориане, католики, протестанты, иудеи, мусульмане и другие, почему в городе, кроме православного собора и 5 православных церквей, находятся церкви и других исповеданий. В городе стоит более 12 тыс. войска и, кроме того, много казаков.

- г.Владивосток. Население города значительно растет. В 1880 г. было всего жителей, с войском, 7300 человек; в 1885 г. — 13050 (мужчин - 10763, женщ. - 2287); в 1890 году — 14446 человек обоего пола, в том числе русских 9365 и китайцев 4193. В городе имеются: 2 православные церкви, 1 протестантская церковь,

- г.Вологда. В 1861 г. число жителей обоего пола было 16867, в 1885 — 17391; из них 8626 мужского пола и 8765 женского пола.

- г.Воронеж. Жителей 61053, в том числе женщин - 28360. Число родившихся в 1890 г. достигло 2281, число умерших — 1998 обоего пола.

- г.Вятка. - по городу данных нет.

- г.Гомель. В 1888 г. жит. в у. (без города) было 80427 м. и 82481 ж. Из них евреев более 8 т., католиков около 600, раскольников до 12 т.

- г.Екатеринодар. Жителей 47620 (25225 мужчин, 22395 женщин), в том числе православных — 45461, евреев — 873, армян — 851, католиков — 229, протестантов — 110, магометан — 71 и раскольников — 24; городских сословий — 30340, сельских состояний — 7258, военного сословия — 6722, дворян — 2476, иностранных подданных — 486, инородцев — 25.

- г.Екатеринослав. жителей 80351, из них пришлого населения 9962 души, постоянного 70384 (36292 мужчины и 34092 женщины).

- г.Екатеринбург. – данных нет.

- г.Житомир, Волынской губернии. По городу данных нет, по уезду - Жит. 281387 (142250 муж. и 139137 жен.). Православных 183488, католиков 30293, протестантов 37410, баптистов 3466, евреев 22636.

- г.Иркутск. - Население города в 1890 г. вместе с тремя предместьями простиралось до 50280 д. (29155 мужч. и 21125 жнщ.): дворян потомственных 877, личных 2238, духовенства православного монашествующего 72, белого 329, католического 2, лютеранского 1, почетных граждан 968, купцов 1117, мещан 16123, цеховых 2929, крестьян 9507, регулярного войска 1574, состоящих в запасе и отставных воинских чинов 5943, казаков 1200, инородцев 2858, иностранных подданных 28, ссыльнопоселенцев 4403, политических ссыльных 84. По сведениям за 1886 г., православных было 37813, раскольников 68, католиков 1664, протестантов 307, евреев 3211, магометан 298, ламаитов 382, шаманствующих 219; браков заключено 236, род. 1516, ум. 1412 чел. Естественный прирост населения незначителен, смертность велика (выделено мной – А.У.).

- г.Казань. По числу населения, Казань занимает 8-е место в России; по сведениям за 1893 г., в городе насчитывалось 125889 д. (64843 мжч. и 61146 жнщ.). В последние годы казанское население значительно уменьшилось. Раньше, лет за 30, замечался необыкновенно быстрый рост населения: с 1858 до 1883 г. оно увеличилось на 119,85 % и достигло 140726 чел.; пять лет спустя (1888) оно уже не превышало 133208 чел., а к 1893 г. сократилось до указанной цифры. Причины этого явления до сих пор не выяснены. Другое характерное явление — это численное преобладание мужчин над женщинами: на 100 жит. приходится 53 мжч. и 47 жнщ.; обратное явление замечается среди татар, а также в купечестве и православном духовенстве (выделено мной – А.У.). Господствующая народность — великороссияне: они составляют 83 % всего числа жителей; затем следуют татары — 11,5 %. Мещане составляют 37,5 % населения, крестьяне — ок. 23 %, военное сословие — 19 %, ремесленники — 6 %, купцы 4,3 %, почетн. граждане — 1,3 %, дворяне потомственные и личные — по 2,3 %. Православных около 4/5 всего населения, магометан — около 1/10 (менее чем татар, частью уже крещеных); довольно много раскольников.

- г.Киев. – данных нет. (При этом в первоисточнике сообщается о стремительном приросте населения – А.У.)

- г.Кишинев. Жителей в 1894 г. 128218 (66422 мужчины и 61796 женщин), из которых около 20% живут в предместьях (в 1812 г. было только 7 тыс., двадцать лет спустя — 34 тыс. жителей). Почти половину населения составляют молдаване — 54890; затем следуют по численности: евреи — 26120, русские, греки, болгары, румыны, цыгане, армяне, поляки и иностранцы. Православных 88624, раскольников 3418, католиков 8596, протестантов 565, армяно-григориан 692, магометан 123, евреев 26120, прочих исповеданий 80.

- г.Кострома. Жителей в К. в 1894 г. считалось 33012 чел. (16037 жнщ.). Большое количество стоячих вод как на площади, занимаемой городом, так и в окрестностях его, обусловливает развитие миазмов, вызывающих развитие лихорадок и друг. заразных болезней. Средняя годовая смертность за 5-летие (1881—85 г.) равнялась 1093 чел., а за предшествующее 5-летие — 1126 человек (3 8,8 на 1000 челов.). Ср. И. С. Иванов, "Причины смертности в Костроме за 5-ти-летие 1881—85 г." и его же, "Опыт санитарного исследования г. Костромы".

- г.Калуга. Жителей в 1892 г. 50525 (мужч. 28592 и женщ. 21933), в том числе войска 4583 ч.

- г.Липецк. Жителей 16931 (8523 мжч. и 8408 жнщ.): православных 16770, раскольников 35, католиков 21, протестантов и евреев 62, магометан 12, проч. исповеданий 23. Дворян 396, духовного сословия 69, почетных граждан и купцов 1466, мещан 13025, крестьян 1512, военного сословия 44 8, проч. сословий 15.

- г.Минск. Жителей к 1 января 1896 г. 83880 человек (42668 мужчин и 41212 женщин). Православных 20882, раскольников 62, римско-католиков 16875, протестантов 862, евреев 43658, магометан 1417, прочих исповеданий 124.

- г.Михайлов, Рязанской области (родина жены моей, поэтому и решил я включить и этот городок. С другой стороны – не только ведь в губернских городах жили люди – А.У.). - Жителей (не считая слобод) 4262 (2157 мжч. и 2105 жнщ.): дворян 85, духовного сословия 76, почетных граждан и купцов 331, мещан 3120, военного сословия 79, крестьян 544, прочих сословий 27; православных 4154, раскольников 51, католиков 10, евреев 26, магометан 10, прочих исповеданий 11.

- г.Москва. По первой переписи оказалось жит. 601969, а по второй — 753469 чел., т. е. за 10 лет и 42 дня население возросло на 25,2 %. Если допустить, что и после 1882 г. население М. продолжало возрастать в той же мере, как с 1871 по 1882 г., то к началу 1896 г. население М. должно было возрасти приблизительно до 1037000 чел. По переписи 1882 г. было мжч. 57,4 %, а женщин 42,6 % населения; на 100 женщин в М. приходилось до 135 мжч. Другая особенность населения М. сравнительно с населением главных столиц Западной Европы заключается в более сильном преобладании населения в рабочих возрастах; население в рабочих возрастах (15—60 л.) в М. составляет до 75% всего числа жителей. Обе эти особенности объясняются тем, что М., как крупный промышленный центр, привлекает рабочих, главным образом мжч. По переписи 1882 г. оказалось 554796 лиц обоего пола, родившихся вне столицы, т. е. пришлые составляли 73,8 % населения; в числе пришлых было мужчин 61,6 %, а женщин только 38,4. По вероисповеданию М. по преимуществу православный город: в 1882 г. на 100 жит. приходились 92 православных (в Петербурге — 84,4 %). В том же году большинство населения принадлежало к сельским сословиям (49,2 %); далее по численности следовали городские сословия (28,3 %); военные составляли не более 10 %, дворяне — 7,4 % всего населения.

- г.Новгород Великий. Данных нет. С утратой своей самостоятельности и торгового значения Н.В. обезлюдел; в 1545 г. в нем было не более 50 тыс. жит. После шведской войны, по переписи 1627 г., в "детинце" было 150 дворов и 40 лавок, а в самом городе 729 жилых дворов, с 850 жит., и 150 дворов "опустелых". По ревизии 1719 г. податного населения считалось 2303 души. В 1805 г. 12056 жит., в 1843 г. 14100, в 1865 г. вместе с войском 15401, в 1894 г. 24590 (14390 мжч. и 10200 жнщ.), в том числе войска 3464. Православное население составляет 89% общего числа. По данным за 12 лет (1884—95) в Н. родилось 7363, умерло 7442; перевес на стороне смертей, т. е. естественного прироста населения в Н. не замечается, фактический же прирост за десятилетие с 1884 по 1893 г. (+ 2,623) произошел за счет населения пришлого. В губернии: Жителей в 1894 г. было 156765 (81972 мжч., 74793 жнщ.; значительное преобладание мужского пола над женским объясняется присутствием свыше 9000 войска). Сельские сословия составляют 132363 чел., из них 2608 колонистов, немцев и латышей. Немцы живут на купленных землях, латыши — большей частью на арендуемых у местных землевладельцев. Прирост крестьянского населения за последние 35 лет составляет 45,7%, или 1,3% в год. Православного населения 91,2%, большая часть жителей других исповеданий — протестанты (среди войска и колонисты); раскольников 1708, большей частью беспоповцы.

- г.Николаев. – данных нет. Николаевское военное губернаторство: Жит. — 85 тыс. (мжч. 46 тыс . и жнщ. 39 тыс.). Православных 75,6%, католиков 4,4%, лютеран 1,1, армяно-григориан 0,2%, раскольников 0,3%, евреев 17,2%, караимов 1%, магометан 0,2%. Дворян 8,9%, духовных 0,2%, купцов и мещан 43,2%, крестьян и колонистов 8,9%, запасных и отставных военных чинов 36,4%, иностранцев 1,6%, остальных 0,8%. 51 народн. учил., с 2116 учащимися (1435 мал. и 681 дев.); 1 училище приходится на 1934 д., 1 учащийся на 33 души. 1 учащийся мальчик на 29 д. муж. п., 1 учащаяся девочка на 40 д. женск. п.

- г.Новороссийск. Жителей к 1 янв. 1896 г. 22319 (12833 мжч. И 9486 жнщ.): дворян 182, духовн. сосл. 86, почетных граждан и купцов 570, мещан 11755, крестьян 7389, военных сословий 1468, иностранных подданных 815, проч. сосл. 94; православных 20785, раскольников 34, католиков 422. армяно-григориан 184, протестантов 123, евреев 496, магометан 49, проч. исповеданий 226.

- г.Ново-николаевск (ныне - Новосибирск) – данных нет.

- г.Одесса. О. — четвертый (после С.-Петербурга, Москвы и Варшавы) город России по количеству населения. Жителей, по переписи 1892 г., в городе (с портом) 320228 (167891 мужчин и 152337 женщин), из которых 42% — местные уроженцы, 58% — пришлое население.

- г.Омск. Жителей в О., по предварительному подсчету данных переписи 1897 г. (в самом городе) 37470 (20106 мужчин и 17364 женщины). По сведениям за 1895 г. (в городе и предместьях) было 43226 жителей (22115 мужчин и 21111 женщин): дворян 1122, духовного звания 185, почетных граждан и купцов 982, мещан 22045, военного сословия 8468, крестьян 10312, прочих сословий 112; православных 40602, раскольников 468, католиков 425, протестантов 282, евреев 978, магометан 310, прочих исповеданий 161; русских 99,18%, киргиз — 0,7%, среднеазиатцев — 0,06%, иностранных подданных — 0,06%.

- г.Пенза. Жителей, по предварительному подсчету данных переписи 1897 г., 55680 (28207 мужч. и 27473 женщ.). В 1896 г. православных считалось 51662, раскольников 85, католиков 839, протестантов 86, магометан 422, евреев 496, прочих исповеданий 95; дворян 3885, духовного звания 748, почетных граждан и купцов 4691, мещан 36864, военного сословия 2096, крестьян 5615, прочих сословий 86. В 1765 г. в П. было, кроме дворян и духовенства, 3492 ревизских души. По сведениям за 1865 г., жителей было 27151.

- г.Пермь. 28 января 1897 г. в П. насчитывалось жителей 45403 (22273 женщ.); на 100 мужчин приходилось 96,3 женщин. В 1896 г. считалось 41234 жителя: дворян 682, духовного звания 499, почетных граждан и купцов 562, мещан 17468, военных 5018, крестьян 16933, прочих сословий 112. Православных 39311, раскольников 188, католиков 876, протестантов 205, евреев 382, магометан 160, прочих исповеданий 112.

- г.Петропавловск (ныне - Камчатский). Жит. в 1896 г. было 559 (306 мжч. и 253 жнщ.): православных 521, католиков 9, протестантов 2, буддистов 2, Конфуциева закона 5. Дворян 26, духовного звания 15, почетных граждан и купцов 18, мещан 284, военного сословия 172, крестьян 18, прочих сословий 6.

- г.Ростов Великий. По городу – информации нет. По Ростовскому уезду: Жителей 149616 (мужчин 65748 и женщин 83868).

- г.Ростов на Дону – Данных нет. Ростовский на Дону Округ Области Войска Донского. Жителей 368972 (179917 женщин), в том числе до 180 тыс. (50%) городского населения; крестьянское население составляет 80%, казачье — около 20% не городского населения.

- г.Рязань – данных нет. Рязанский уезд: Жителей в у. (без Рязани) 170959, в том числе 79522 мжч. и 91437 жнщ.; население великорусское, главная масса его — православные; раскольников ок. 4000.

- г.Рыбинск, Ярославской губернии. Жителей 25223 (мужчин 13222, женщин 12021).

- г.Санкт-Петербург. Остановимся на этом крупнейшем городе Российской империи, ее столице, елико возможно, подробнее, благо авторы бессмертной «Энциклопедии…» представляют нам такую возможность:

«…Состав населения по полу и возрасту. В СПб. мужское население численно преобладает над женским: В 1864 г. на 100 женщин приходилось 138,8, в 1881 году - 122,0, в 1897 году – 119,3» Уникальность ситуации по С.Петербургу состоит еще и в том, что известен и возрастной состав населения за 1897. Анализ его свидетельствует, что «в возрастах детском и старческом преобладает женское население, в составе же взрослого населения — мужское. Это преобладание мужского населения в возрасте от 10 до 40 л.». Кроме того, «с течением времени разница между числом мжч. и жпщ. уменьшается, весьма, впрочем, медленно. Это уменьшение наблюдается до 1891 г.; затем разница несколько усиливается, особенно в некоторых возрастных группах. Во всех возрастных группах коренного населения Пб., кроме детской (до 5 лет), численно преобладает женский пол, в пришлом же населении преобладание мужчин сказывается начиная с 10 лет и оканчивая 45 годами, как это видно из следующей таблицы населения СПб в 1890 г. (приводится таблица – авт.)». При этом, «чем выше возраст коренного населения Пб., тем более увеличивается преобладание женщин; то же самое наблюдается и в пришлом населении, начиная с 45 летнего возраста» Изучение населения по семейному составу, что: «в Пб. браки заключаются сравнительно очень поздно; кроме того, Пб., как большой город, привлекает к себе массу пришлого и большею частью холостого населения; наконец, в Пб. много войск, много благотворительных заведений для призрения престарелых, много учащихся. Все это вместе взятое придает составу населения по семейному состоянию своеобразный характер. На 1000 мжч. старше 15 л. здесь приходится: холостых 456, женатых 510, вдовцов 31 и разведенных — 3; на 1000 жнщ. — девиц 393, замужних 4 01, вдов 201 и разведенных 5. По относительному числу заключаемых браков, Пб. уступает другим большим городам Европы, как видно из следующих данных. - Браков заключается (на 1000 жителей): 1881-1885 гг. – 6,8 (за тот же период: в Лондоне – 8,8, Париже – 9,3, Вене – 8,7, Берлине – 10,4); 1886-1890 гг. – 6,8 (Лондон – 8,6, Париж – 9,1, Вена – 8,8, Берлин – 11,1), 1891-1995 гг. – 6,2 (8,7; 9,3;9,3; 10,5, соответственно), 1896г. – 5,8 (9,0; 9,1;10,0; 11,0, соответственно). При этом коэффициент брачности за 135 лет уменьшился с 7 ½ до 6, рождаемости с 31 до 30, смертности с 29 до 26. Наибольшей смертностью отличались три десятилетия с 1844 по 1873 год» «Энциклопедией…» приводятся также сведения о возрасте, в котором вступали в брак петербуржские жители в 1886-95 гг. Вот они:

« – Моложе 20 лет – мужчины - 5,2%, женщины – 27,7%; 20-25 лет: мужчины – 27,7, женщины – 34,8; 26-30 лет: мужчины – 37,0, женщины – 27,7; 31-35 лет: мужчины – 14,6, женщины – 9,2; 36-40 лет: мужчины – 7,1, женщины – 4,6; 41-45 лет: мужчины – 3,6, женщины – 1,8; старше 50 лет: мужчины – 2,6, женщины – 0,6%. При этом, на 100 браков приходится браков с холостыми девицами – 81,5%, вдовами – 6,3, разведенными – 0,4, вдовцов с девицами – 8,3, вдовцов с вдовами – 3,0, вдовцов с разведенными – 0,1, разведенных с девицами – 0,3, разведенных с вдовами – 0,05, разведенных с разведенными – 0,05»

Статистику тех лет интересует каждая мелочь, все, буквально, все, оказывается в зоне ее пристального внимания: и «законнорожденность» детей, и число мертворожденных на душу населения, и состояние здоровья различных категорий населения, и показатели смертности:

«Рождения законные и внебрачные. «Между тем как в целой России на 1000 рождений приходится не более 27 внебрачных, в СПб. их в среднем не менее 260» При этом указывается, что «процент внебрачных рождений в Пб. ниже, чем в Москве (где он доходит до 29,20), Парижа (27,43), Вены (34,88), но выше, чем в Берлине, где внебрачные рождения составляют всего 15,33%». При этом самыми-самыми, что называется, в этом плане оказываются первородящие женщины:

«Из 1000 первородящих женщин в СПб. 424 родят вне брака; следующие за тем роды дают уже меньший % незаконных. В православном населении Пб. внебрачные рождения за последние 12 лет составляли 29% общего числа рождений, в римско-католическом 13%, протестантском 9%, еврейском 0,6%, магометанском 0,3%. Мертворожденные составляют в числе законных рождений 3,84%, в числе внебрачных — 4,63%.». Смертность. Смертность населения в Пб. (26 на 1000) меньше чем в Москве (в которой умирает до 29,9 на 1000 жителей), но больше, чем во всех больших городах Западной Европы: в Берлине умирает всего 17,8, в Лондоне — 18,4, Париже — 18,8, Вене — 21,6 на 1000. Нельзя, однако, не заметить, что смертность в Пб. за последнее время значительно уменьшилась, особенно в наиболее зажиточных частях и участках города, как это видно из следующих данных (приводятся данные в табличной форме – А.У..). При этом поясняется, что «причины уменьшения смертности за последние годы недостаточно выяснены; несомненно, что не могли не оказать в данном случае влияния заботы городского самоуправления о водоснабжении города, о сооружении фильтров, об удалении нечистот, а также улучшение домостроительной техники, распространение грамотности и знаний, подъем материального благосостояния…. …Смертность по болезням. Из болезней, наиболее поражающих население Пб., первое место занимает бугорчатка легких, на которую падает в среднем за 10 лет 16,5% всего числа смертных случаев. Смертность от прочих болезней, поражающих органы дыхания, составляет 11,6% общей смертности, от болезней органов пищеварения — 13,4%, от болезней мозга и нервной системы — 10,9%. В общем от перечисленных выше главнейших и опаснейших болезней в среднем за десятилетие (1886—95 гг.) умирало в год 16407 чел., что составляет 64% всех смертных случаев; иначе говоря, из 10000 чел. наличного населения 172 погибает от вышеуказанных пяти причин. Сопоставление смертности в Москве и Петербурге показывает, что в Пб. в 1897 г. от инфекционных болезней умирало более, чем в Москве. При этом, во всех возрастных группах смертность женщин в Пб. слабее, чем смертность мужчин. (выделено – А.У.). Смертность по занятиям. Как и следовало ожидать, перечисленные выше главнейшие болезни поражают преимущественно необеспеченные и занятые тяжелым и антигигиеническим трудом классы населения Пб. От чахотки, напр., из 100 умерших данной профессиональной группы умирает: 63 папиросницы, 62 чел., занятых в типографиях, по 61 — газо- и водопроводчиков, переплетчиков, коробочников, брошюровщиков; 60 живописцев, свыше 50 граверов, резчиков по стеклу, обойщиков, портных, шляпочников, медников, бронзовщиков, портных, парикмахеров, писарей, чертежников, слесарей и жестянщиков; ниже 50%, но все-таки выше среднего (для чахотки средний % умерших старше 15 л. равен 32), дают прочие группы, также занимающиеся тяжелым трудом. От крупозного воспаления легких при среднем проценте смертности, равном 8,2, умирают всего более лица, работающие на открытом воздухе (мусорщики, метельщики, мостовщики, каменщики, штукатуры, печники, садовники и огородники, от 18 до 17%), а также кормилицы, няни, ученые и литераторы; от брюшного тифа (при ср. % — 4,6) — студенты (19,6), мусорщики, метельщики, мостовщики, плотники, полотеры (от 1 3 до 20); от алкоголизма (ср. 1,95%) — полотеры, мясники, колбасники, проститутки, извозчики, ломовые, носильщики тяжестей, банщики, парикмахеры, башмачницы, сапожники (oт 4 до 9). От рака умирают по преимуществу женщины; при среднем проценте, равном 6, наибольший % дают кухарки, няни, живущие доходами, торговки, швеи, прачки, учительницы, сестры милосердия, занимающиеся домашним хозяйством, живущие пенсией (от 10 до 16), ученые и литераторы. Культурные классы населения Пб. умирают главным образом от порока сердца (ср. — 8%); в нисходящем порядке дают процент выше среднего врачи, архитекторы, инженеры, техники, живущие пансионом, учители и наставники, художники, артисты, бухгалтеры, кассиры, счетчики, управляющие, фармацевты, офицеры (от 14 до 23). Прогрессивный паралич мозга выбирает себе жертвы также преимущественно из культурных классов; более среднего процента (1,1) дают офицеры (17,0), врачи и фармацевты (6,5), чиновники и юристы (6,0), учители и наставники (5,5), архитекторы, инженеры, техники (4,8), ученые и литераторы (3,8), художники и артисты (2,8). Всего более самоубийц (ср. — 1,7%) дают студенты (21,7), затем идут фармацевты, проститутки, фотографы, офицеры, фельдшеры, ученые и литераторы, врачи (от 3 до 7)».

Заодно уж бросим взгляд на показатели «физической годности и крепкости» населения того времени. Антропометрические (росто-весовые) показатели новобранцев 1875-1894 гг. опустим, поскольку, конечно, современные молодые люди гораздо выше и полновеснее (за счет общей акселерации и неправильного питания – «фаст-фудного» обжорства, чревоугодия). А вот это любопытно: «Врачебный осмотр 3333 учеников и 2830 учениц городских начальных школ в 1893 г. обнаружил, что было из них сложения атлетического: 0,54 из 100 мальчиков, 0,57 – из 100 девочек, 0,55 (из тех и других); крепкого и хорошего: 36,6; 33,74; 35,16, посредственного: 44,29; 43,89; 44,11, слобого (так в документе – авт.) и хилого: 18,81; 21,80; 20,18%% соответственно. В том числе, с физическими недостатками: с кариозными зубами: 61,24 из 100 мальчиков, 58,90 – из 100 девочек, 60,19 – из тех и других; с искривлениями позвоночника - 1,80; 1,94; 1,70; с пороками зрения: 1,77; 1,87; 1,81; косноязычных и заик: 0,9; 0,9; 0,9; глухих: 0,18; 0,12; 0,14; хромоногих – 0,42; 0,39; 0,40; с другими пороками развития: 0,06; 0,7; 0,06%% соответственно. Детей, больных гноетечением из ушей (очевидно, речь идет о хроническом отите – А.У.): 0,18; 0,25; 01; золотушных: 3,69; 2,93; 3,34; малокровных: 15,3; 16,82; 16,0; со следами английской болезни: 16,2; 20,92; 18,27; с грыжами, зобом и другими: 6,87; 5,69; 6,32%%, соответственно. Итого: не здоровых по тому или иному критерию мальчиков насчитано было 42,06%, девочек – 46,61% и тех и других – 41,6%...»

Список этот можно продолжать и продолжать, благо сделать это сможет каждый желающий. Но, как мне представляется, даже такой, выборочный, безусловно, в чем-то очень и очень поверхностный и беглый взгляд на демографическую ситуацию до 1917 года, уже может «подтолкнуть» нас к некоторым выводам и обобщениям, а именно:

Первое: несмотря на пестроту полученных данных, относительно полового состава городского и уездного населения, в целом, тенденция состояла в превалировании мужского населения над женским (исключения: Соликамск, Вологда, Рязань, Ростов Великий).

Второе: В большинстве городов и губерний царской России имел место прирост населения, связанный, в основном, с высокой рождаемостью.

Третье: Некоторый избыток, профицит, «запас» мужчин, как правило, молодого, трудоспособного возраста, по преимуществу холостяков, людей мобильных и социально активных, желающих как-то актуализировать, «проявить» себя на ниве служения отечеству своему, безусловно, давал государству возможность без особого перенапряжения демографических, так сказать, механизмов, то есть, не в ущерб популяции, в целом, решать свои насущные масштабные задачи, во весь рост стоящие перед ним.

С другой же стороны, некоторый избыток мужского населения над женским, создавал у лиц «мужескаго пола» определенные трудности в устройстве своей личной жизни, вносил в жизнь их элемент конкуренции (борьба за избранницу), вынуждая, тем самым, к максимальному раскрытию своих достоинств, формировал в мужчинах доминанту ответственности за себя, свою семью, за свое потомство. Точно так же, как реальная возможность выбирать, а не подбирать то, что, как говориться, другим негоже, создавала для тогдашних девушек, женщин ситуацию крайне важную для нормального человеческого воспроизводства, деторождения, психологического женского «комфорта», что благоприятно сказывалось, в конечном итоге, на атмосфере всего общественного сознания. Логично предположить, что и семьи при этом получались прочными, стабильными, «основательными». А в прочных, надежных семьях, где во главе угла – уважение к женщине, жене, матери, как правило, и дети получаются добрые, здоровые, психологически устойчивые, дети, способные, также, как и их родители, к созданию нормальных семей, воспроизводству в дальнейшем таких же полноценных семейных отношений…

В этой связи не могу не вспомнить, случайно оказавшиеся в моем распоряжении, дневники дальнего родственника, сначала - дореволюционного студента, а затем – уездного врача. Знакомство с ними со всей очевидностью показывает - насколько уважительным было в те времена отношение к женщине: Матери, Сестре, Тете, Няне, Кухарке, Сокурснице по Университету, Медицинской Сестре, Невесте, Жене. Если это нельзя назвать культом женщины, то, во всяком случае - чем-то весьма и весьма на него похожим…

Москва, июль 2008

воскресенье, 13 июля 2008 г.

Андрей Углицких ФОТОГРАФ, рассказ

...Не секрет, что большинство людей любит фотографироваться. И - не любит, одновременно. По крайней мере, с возрастом у большинства людей, операция фотозапечатления своего драгоценного образа обычно вызывает все меньше и меньше энтузиазма. Кому же приятно наблюдать со стороны за процессом собственного медленного угасания, умирания, будь оно неладно... Когда смотришься изо дня в день, в процессе бритья, в небольшое зеркальце, висящее в ванной, оно, вроде бы, и незаметно. А фотографирование - это процесс не ежедневный, вот и всплывает на поверхность правда... При этом подавляющее большинство людей искренне полагает, что из домашних фотографий, сиюминутных слепков застывшего времени, нельзя извлечь никаких дивидендов, настричь купонов. Но, уверяю вас, далеко не все люди столь легкомысленны. Хочу, в этой связи, рассказать историю об одном прагматичном фотографе, случайно услышанную мной…

…Москва... Семидесятые-восьмидесятые. Молодой еще сравнительно, социально-активный мужчина, увлеченный литературой… Он и сам пытается подвизаться на большой литературной ниве, однако, дела идут не ходко. Но Господь – он, ведь, справедливый: не дал в одном - не забыл про другое! Сполна оказался наделенным мужчина тот достоинствами иными, не менее достойными. И деловыми, и организаторскими. И работоспособностью отменной. Назовем его Фотограф. Потому, что еще Фотограф наш – действительно, неплохой фотограф. Что еще можно о нем сказать? Человек крайне амбициозный, впрочем, как, наверное, все, или – почти все, молодые и социально-активные люди. При этом - легко входит в доверие, проявляя при сем известную изобретательность и используя немалое личное обаяние. Ибо, обладает даром внушения, определенным и весомым, и при каждом удобном случае ловко «включает» свои внушенческие «чары» на полную катушку. Такой вот, вышел у меня Бендер, право слово... Нет, нет, не подумайте чего, ничего криминального. Так, легкое мошенничество, в лучшем случае. Да и то, из числа почти недоказуемых...

Итак, Бендер, этот наш, в отличие от своего литературного прототипа, был вхож в московские литературные круги. На дружеской, так сказать, ноге был с некоторыми из полуопальных литературных «звезд» той эпохи. Хотя, не думаю, чтобы те сразу же, с распростертыми объятьями, принимали Фотографа в своих домах. Напротив, поначалу, возможно, даже с подозрением! Ибо родословная у Фотографа не очень-то располагающая к откровенностям и тесному дружескому общению – отец Фотографа, человек серьезный, полковник. А может быть, даже генерал. Тех-Самых-Самых-Органов. Но зато биография Фотографа – по крайней мере, начало ее, так сказать, почти что «диссидентская». Ибо, в подростковом возрасте не на шутку увлекся герой наш всякими запрещенными, зловредными сочинителями антисоветскими: Мандельштамами, Роями Медведевыми. Дальше – больше. До Солженицыных, постепенно, докатился! Кое-что перепечатывал, самиздатиком домашним баловался. Пытался распространять даже. Искренне, от всего сердца, похоже… Как отец его прохлопал – одному Богу ведомо, но прохлопал. И прохлопал – основательно. Хватился, когда Фотографа задержали. Отправили в изолятор следственный, гэбэшный. Дело, как водится, завели. Что же делать, отцу с нашкодившим отпрыском? Подлец, конечно, но, ведь, сын, все-таки. Поэтому нажал, надавил Генерал (или - полковник, достоверно не известно это) Где-Надо, благо связей нужных было, хоть отбавляй. Выручил, под личное поручительство, очевидно. Как? В армию сплавил. Взрослеть, ума набираться, дурь мальчишескую вышибать. Но при этом определил сынулю в часть элитную, «придурочью», можно так сказать. Неподалеку от Москвы. Чтоб под рукой был, чтоб руку на пульсе держать, если что. В пределах досягаемости чтобы был. Помогло. В общем, испугом легким отделался герой наш, в итоге. Возможно, даже в плюсе оказался, в конце-то концов, ибо, именно в армии освоил он, и освоил основательно, профессию фотографа. Благо, кто-то из сослуживцев, уходя на дембель, оставил, подарил ему свой фотоаппарат и самоучитель по фотографическому делу. Остальное было уже, как говорится, делом техники - головастый и рукастый Фотограф очень быстро, если не сказать - стремительно, освоил эту, новую для себя, область человеческой деятельности...

Поэтому-то писатели, поначалу, очевидно, не очень-то шли на контакт с героем нашим. Но ведь и Фотограф-то был не лыком шит: его не очень-то интересовали официальные, и без того заласканные вниманием, советские писатели. Не любил он их, и не очень-то к ним приближаться стремился. Нет, интересовали его, как раз те литераторы, которые были не «формате» социалистического реализма. Куда как более «перспективные», по его представлениям. Не то, чтобы отпетые враги власти – тех, к тому времени уже основательно «подчистили», повыслали из страны – а именно, полудиссиденты, полуизгои литературные того времени, персонажи, нередко упоминаемые на наших с вами кухонных полуночных посиделках, помните? Носители особого мировоззрения, иного, в чем-то отличного от ортодоксального, советского. Которых втихаря гнобили, старались не замечать, замалчивать. А что - пусть посидят без публикаций и без дач в Переделкино – может, одумается кто?! А раз они были полузапрещенными, то, соответственно, и фотографов вокруг них из «Правд» и «Огоньков» особенно не замечалось. Используя обстоятельства эти, Фотограф, несмотря на свой, "сложный" для этих литераторов, семейный анамнез, в конечном итоге, все же, находил с ними общий язык (благо, язык у него самого - где надо подвешен!). В том числе, при случае – фотографировал. Точнее, не фотографировал, а фотографировался. Именно это его интересовало. Очень уж важно ему было именно сфотографироваться со своими полуопальными визави. Зачем? Вот это-то и есть самое интересное во всей этой истории. Потому, что, наверняка, этого никто не знает. Кроме, самого Фотографа. А Фотограф – уже лет пять, как уехал из страны. На постоянное место жительства. Насовсем. И связаться с ним – невозможно, ибо я не считаю себя вправе общаться с ним. Да вряд ли он и стал бы общаться со мной. Поэтому далее придется, уже зная, так сказать, конечный результат, "догадываться", «опираться» лишь на возможную реконструкцию некоторых событий из жизни Фотографа того, застойного периода… ***


…Домашнее безобидное фотографирование… Невинные фотоснимки на фоне кадки с пальмой или в саду, под двуствольной яблоней, среди цветущей сирени… Сколько в них неподдельности, наивной честности, не правда ли? Или вот: на снимке два человека. Один – сразу узнаваемый, знаменитый, легендарный писатель, литератор, личность. А кто – это рядом с ним? Не узнаю, хоть убей! «Светочка, женушка моя бесценная, подойди на минуточку, глянь-ка, кто это на снимке рядом с Булатом Шалвовичем (к примеру), я что-то не признаю… Что, и ты не знаешь? Гм… А подпись? Кто, кто? Писатель, говоришь? Надо же, писатель оказывается! А ты, что-нибудь, его читала? Ничего? Странно, и я - тоже… Какие же мы с тобой, женушка, не развитые, не подкованные… Надо бы, что-нибудь, почитать, этого, как его, тьфу ты, опять позабыл!» Никогда не оказывались в подобной ситуации? Поздравляю вас! А никогда не задумывались, как, каким образом можно получить в свой архив такой снимок? С любым знаменитым человеком? Как это может, в том числе, произойти? Вот один из возможных вариантов: вы приходите в гости к человеку. Знаменитому известному литератору, писателю. Например, к некоему условному Ивану Ивановичу П. Являетесь к нему на дачу, в назначенный строптивцем-писателем час, запыхавшийся, но довольный, что встреча наконец-то состоялась. Ибо, чтобы добиться приглашения, вы потратили кучу времени и сил. Вы «выходили» на этого П. несколько недель, а может быть, даже месяцев. Вы основательно изучили весь доступный вам круг его общения. Вы даже знаете, что П. любит на завтрак есть два яйца всмятку и полчашки некрепкого кофе с двумя кусочками бородинского хлеба. Заодно вы прочли весь корпус изданной П. литературы и еще с десяток сочинений, гуляющих по Москве в самиздатовских списках. Поэтому, сейчас, в данный исторический для вас момент, для вас крайне важно понравиться капризному, неуживчивому в быту, знаменитому визави. Поэтому вы, двигаясь по дачному участку, вослед встретившему вас у калитки Ивану Ивановичу, пытаетесь понять, всматриваясь в сгорбленную спину шествующего перед вами хозяина дачи, в каком он сегодня настроении, духе, стараетесь ничем не раздражать его… Именно поэтому вы так долго и аккуратно вытираете подошвы своих туфель при входе в помещение, старательно стирая и без того уже вконец стертый, выцветший половичок, а также – к месту и не к месту извиняетесь, извиняетесь на каждом шагу, где надо и не надо, и на все смиренно просите разрешения: повесить кепочку вот на этот гвоздик, положить пиджак – вот на этот вот обшарпанный стул, с отбитой правой задней ножкой, и без конца за все благодарите: за стакан теплой воды, поднесенный хозяином дачки («очень уж, жарко сегодня, уважаемый Иван Иванович»), за его дежурное, сухое, уже по одному своему тону, призывающее отказаться, предложение отведать «чем бог послал». Словом, вы очень стараетесь… Это очень важно для вас. Вы тщательно и последовательно соблюдаете правила начатой вами сложной атаки на цель, и намерены довести свою трудную партию в игре до победного конца. Для этого надо много разного: говорить с «объектом» только об «объекте», о нем, о нем и только о нем! О том, какой он – великий, грандиозный, несравненный. О том, как глубоко удалось ему в своей прекрасной повести Х. проникнуть в суть человеческих отношений, а в гениальном романе У. – дать впечатляющую картину состояния современного общества! Лесть и эрудиция – вот ваши главные козыри! Поэтому, сравнивая, так сказать, и проводя литературные параллели, вы все время упоминаете, в контексте имени хозяина дачи, самые неотразимые имена: Кафка, Пруст, Хемингуэй и так далее, и тому подобное. Не забываете, впрочем, и о наших классиках (Пушкине, Достоевском, Чехове). При этом, обволакивая, вы излучаете абсолютную искренность. Вы искренне удивляетесь в ходе беседы: почему до сих пор П. еще не дали НОБЕЛЕВСКУЮ!? Выражаете по этому поводу свое решительное «фи»
Еще - вы знаете, о чем ни в коем случае нельзя говорить с Иваном Ивановичем. О себе! Ни в коем случае! Ни под каким видом! Ну, разве что, если он сам спросит. И то – как можно короче, суше, как о чем-то самом несущественном и неважном для вас. Сейчас вы - горячий поклонник Ивана Ивановича. Только! Only! Поэтому вы цитируете, взахлеб цитируете, иногда даже не к месту, но – цитируете, какие-то наиболее выигрышные фрагменты из сочинений Ивана Ивановича (вы, готовясь к рандеву, не поленились заранее подготовить несколько наиболее «сокрушительных», хлестких, точных цитат). Вы бурно негодуете по поводу безобразного поведения властей, сокрушенно цокаете языком, видя запустение в котором пребывают дачные помещения, вы даже намекаете на то, что ваша любовь к творчеству И.И., ваше преклонение настолько велики, что вы готовы (хоть сейчас!), в разумных, конечно же, пределах, своим личным, так сказать, вкладом, поспособствовать делу приведении помещений в вид надлежащий, долженствующий…
Но в горячке дискуссии, вы, все же, не забываете вести себя предельно аккуратно: восхищаясь и негодуя, вы тщательно себя контролируете: следите за своими руками, избегаете активного жестикулирования (негоже руками, как клоуну, махать!), стараетесь не превышать нормативной громкости речи – все это может принизить общее впечатление. Лесть – главное! Она способна растопить даже Северный Ледовитый океан. Если ПРАВИЛЬНО себя вести…
И все это, по совокупности, начинает вскоре действовать... Хозяин дачи, поначалу встретивший вас не очень-то доверчиво, постепенно, под действием вашего недюжинного обаяния, вашей искренности, начинает обмякать, оттаивать, «вестись», в общем: он все охотнее и охотнее рассказывает о своих насущных и текущих: мол, вот, эту рукопись («три года жизни, как коту под хвост!») «зарубили» в «Новом мире», а ту – не приняли в «Дружбе народов»… В довершение всего, окончательно теряя, столь нужную ему сейчас, осторожность, И.И. начинает стремительно «проваливаться» в возрастную сентиментальность: «у кота, вот – несварение, что ли? Рвет и рвет, подлеца. А ведь люблю я его. Мы с ним уже 13 лет вместе, еще в коридоре симоновского «Нового Мира», котенком, за батареей центрального отопления нашел!» (В этом месте уместно вмешаться, даже перебить, предложить знакомого ветеринара). Лишь окончательно убедившись, что доверие завоевано, контакт с намеченным, более или менее, налажен, во всяком случае, он – состоялся, можно и к главному приступать. Но, опять же, с умом! Для начала надо, улучив момент, попросить разрешения просто сфотографировать хозяина дачи. На добрую память, так сказать. О незабываемом и так далее. После этого делается несколько снимков (их потом можно будет выбросить, хотя и жаль «кадриков», но – делать нечего). Для проверки, насколько клиент управляем, в какой он кондиции, используются традиционные примочки сочинских или питерских, там, фотографов-ловеласов. Персонаж фотосъемки заставляют менять позы, в поисках, якобы, лучшей «освещенности», перемещаться, выполнять «контрольные» команды («встаньте правее, еще правее, нет много… назад… вот так! Или «смотрите повыше, вот сюда, на мою руку… Так уже лучше… Еще повыше…Прекрасно… Замечательно…Снимаем! Какой же вы замечательно фотогеничный!»).
Лишь убедившись, что клиент действительно «созрел», лишь после этого, вы предлагаете сделать несколько «общих» снимков, на которых вы окажетесь в одном кадре с доверчивым Иваном Ивановичем. Наивные возражения, окончательно очарованного вами, писателя типа: извольте, но, как же, кто же будет нажимать на спуск фотоаппарата в этом случае? – не проходят. Изобразив легкое раздумье (впрочем, легкое смущение будет выглядеть в этом случае более уместным), вы, вдруг, «вспоминаете»: «А автоспуск? Автоспуск же есть, уважаемый Иван Иванович! (Также можно использовать и более сложные «техники» – взять на встречу с собой родственника, проверенного человека. Но лучше всего – детей! Это вариант – стопроцентный! «А нас, Иван Иванович, Петька мой (или Мишка, там) щелкнет. Он у меня смышленый. И тоже, кстати, пишет. Под вашим, конечно же, влиянием!»).
Таким образом, и осуществляется то, ради чего вы вставали ни свет ни заря, перлись в тмутаракань эту, собачью, тряслись, как идиот, в переполненном автобусе, потом – в вагоне электрички, изнывали от зноя, терпели дорожную вонь, дышали перегаром небритых соседей по путешествию, натерли себе мозоль на большом пальце левой ноги новой, до конца не разношенной еще обувью, вынуждены были два битых часа сносить стариковское брюзжание, отсидели копчик на неудобном, качающемся табурете (гвоздя ему, «гению», нет времени забить!). Но теперь уже все, Слава Богу, позади (только бы, пленка оказалась качественной, только бы проявилась и закрепилась нормально!)…
…Таким вот образом, постепенно, день за днем, «клиент» за «клиентом» и составляется, складывается некий архивчик. Основная проблема – выбор персоналий. Ведь игра должна стоить свеч: фотографироваться только с теми, у кого есть шансы войти со временем в бессмертие, стать историческими Небожителями… Вот в чем проблема! Для успешного решения ее человечество придумало пока только два способа. Первый – использовать свою интуицию (самая сложная и ненадежная вещь на свете!). Второй – не складывать, как говорится, все яйца в одну корзину, и профилактически, так сказать, фотографироваться со всеми «претендентами» подряд, желательно - без "пропусков", то есть, со всеми мало-мальски возможными, и даже – невозможными, кандидатами на грядущую Вечность. Второй способ - самый хлопотный, самый затратный, самый трудный – но зато куда как более надежный!

Таковыми, в общих чертах, очевидно, были черты «системы», которой, возможно, не раз и не два, воспользовался Фотограф… Когда пришел он к ней, на каком этапе развития своего – неизвестно. Но, похоже, пришел. В этой связи, если бы имел я возможность поговорить с героем нашим (а это, повторюсь еще раз, невозможно), я попытался бы понять для себя только одно: когда? Неужели же еще тогда, четверть века назад, знал уже герой наш, все про все и про всех: как дело обернется, чем, в конце концов, закончится? С властью всесильной советской? Что рухнет она, что полуопальные писатели те займут свое законные места на литературных пьедесталах? Если так это, то Фотограф, безусловно, гений! Снимаю перед ним шляпу, отдаю увековечивателю должное…

Что было дальше? А дальше было то, что всем нам уже хорошо известно. Рухнул железный занавес, канула в небытие КПСС, общество в одночасье «прозрело». Гласность. Интернет. Частное предпринимательство. И так далее и тому подобное. Деградация общественного сознания достигла состояния, о котором писал в одной из последних своих книг А.Зиновьев. Помните, когда он делился впечатлениями от просмотра телевизионных программ ельцинской поры? Жаль, под рукой нет текста этого выдающегося философа и «антидиссидента». Придется пересказывать своими корявыми словами. Зиновьев обратил внимание на то, что на юбилейном вечере актера А, крепкого профессионала, но - явно не выдающегося и уж, тем более, ни в коем случае - не гениального, подавляющее большинство выступающих в речами в честь юбиляра, не скупились, в ходе своих спичей и тостов, на эпитеты «великий», «гениальный». Но и этих, уже выступивших, актеров также явно средних по масштабам своего дарования, их еще более молодые коллеги, в свою очередь, также позиционировали в своих выступлениях именно как «великих» и «гениальных»! И так далее и тому подобное. Словом, в условиях тотальной девальвации слов вообще, и в результате обвального снижения оценочных планок, выбился Фотограф наш в постперестроечное время, на какое-то время, в какие-никакие, а «писатели». Стал на волне безрыбья того, образно говоря, не крупной, но рыбкой в литературе. В том числе, и за счет обнародования части своего архива. Вот когда сыграли те, «любительские», фотоснимки! Публикуемые тогда в СМИ фотографии Фотографа рука об руку со своими, признанными к тому времени окончательно и бесповоротно, классиками, полуопальными писателями – оказались очень кстати! А главное – за руку его тогда уже никто не мог ухватить, уличить хоть в чем-то. Ведь спросить-то было уже некого: подавляющего числа фигурантов тех, с «общих» с Фотографом, снимков, не было к этому моменту, увы, на свете белом…

…Где-то сейчас наш славный Фотограф? Какого ему там, в нынешнем своем заграничном далеке? Может быть, остепенился, ленивым стал, толстым, вальяжным, тяжелым на подьем? Или и сейчас, где-нибудь, среди писательских вилл, коттеджей и палаццо в пригородах Рима и Нью-Йорка, Берлина и Парижа, Лондона и Мадрида, нет, нет, да и слышен еще его келейный, иезуитский голос, по-прежнему, говорящий только теперь уже на итальянском, английском, французском (с неустранимым русским акцентом), примерно, следующее: «Хеллоу… Бон суар… Как же вы сегодня прекрасно выглядите, сеньор, сэр, мистер, герр... Ваша последняя книги (роман, сценарий, поэма) – просто гениальны! Нет, благодарю вас, месье, а не могли ли бы принести мне водички холодной, а то жара такая сегодня? Мерси... Фэнкью... Грациас...

суббота, 5 июля 2008 г.

УГЛИЦКИХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ПОПЫТКА "ВОСКРЕШЕНИЯ" "БЕЗВОЗВРАТНОГО"

Скоро, уже совсем скоро, в нашей стране будет отмечаться Великий Праздник - 65-летие Великой Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг. Чем дальше от нас те исторические времена, тем выше значимость подвига совершенного тогда братскими народами многонационального Советского Союза. Да, мы заплатили за Победу страшную цену! Настолько страшную, что, может быть, только сейчас, по прошествии почти двух третей века после случившегося, да и, то, только исподволь, едва-едва, начинаем сполна осознавать – какой была эта плата! Именно поэтому, за усредненными статистическими миллионными цифрами стратегических потерь, не должна потеряться ни одна даже самая малая, казалось бы, малость – потери, понесенные каждой отдельно взятой фамилией, городом, поселком, деревней, пускай, едва различимыми или даже вовсе отсутствующими на крупномасштабных географических картах…

Речь - о россиянах, и носивших, и носящих фамилию: «Углицких». Дело в том, что подавляющее большинство представителей ее - родом с Западного Урала, с берегов изумительной и стремительной горной реки - красавицы Вишеры. Именно здесь, неподалеку средневековой столицы тогдашней Великой Перми - древнего города Чердынь, в месте впадения в Вишеру речки Язьвы, основали некогда первые «Углицких» в самом конце XVI века свое поселение, названное ими деревней Федорцовой. Обстоятельствам появления на седом Урале ссыльных угличан посвящена книга «Житие Людмилы Углицких с комментариями сына. Опыт литературного расследования судьбы угличского этапа 1592 года». Не имея возможности, в рамках журнальной публикации, вдаваться в подробности и обстоятельства этого древнейшего «спецпереселения», отсылаю читателей к упомянутому выше сочинению (http://www.uglitskih.ru/proza/uglitskikh.%20mama%201.shtml). В контексте же данной работы сообщу лишь, что по сугубому моему предположению, эти самые основатели усть-язьвинской деревеньки Федорцовой, являются, никем иным, как частью ссыльного угличского этапа, следовавшего по приказу царя Федора, на вечное поселение в сибирский город Пелым. Данная высылка стала следствием, так называемого, угличского «мятежа», вспыхнувшего в связи с убийством в Угличе в мае 1591 года царевича Дмитрия, сына Иоанна Грозного, совершенного подельниками Бориса Годунова. Но, если это так, и нынешние носители фамилии «Углицких» – действительно потомки древних угличских горожан, «провинившихся» перед властью в средние века, тогда ареал, область распространения, фамилии «Углицких» должен ограничиваться Чердынско-Вишерско-Язьвинской территорией, то есть, зоной, к которой в административном отношении относится и поныне здравствующее село Федорцово Красновишерского района Пермской области.

Подтвердить (или – равно опровергнуть) эту географическую «зональность», «исключительность» расселения Углицких по территории СССР, в том числе, мог бы анализ …безвозвратных потерь личного состава Красной (Советской) армии в годы Великой Отечественной Войны. Ведь мобилизация проводилась на территории всего тогдашнего Советского Союза. Следовательно, мобилизационная выборка является, в этом отношении, репрезентативной. Исследовав ее, можно установить, выяснить, откуда призывались «Углицких» в Действующую армию, узнать адреса их родных и близких. Если в ходе такого анализа выяснится, что распределение Углицких по территории СССР было более или менее равномерным (как, например, в случае с Ивановыми, Кузнецовыми или Сидоровыми), тогда считать уральских «Углицких» – потомками ссыльных угличан не имеет смысла (по законам вероятностей), если же, напротив, окажется, что большинство «Углицких» действительно проживают, в основном, компактно, «кустом», так сказать, на «следе» бывшего Вишеро-Лозьвинского пути, до 1594 года являвшегося единственно возможным, «официальным» путем из Европейской части России в Сибирь - это будет еще одним аргументом в пользу того, что уральские «Углицких» – действительно потомки тех, «этапных», угличан.

С другой стороны – это, хотя и интересная, но всего лишь частная топо-омонимическая задача. Ибо главной целью настоящего исследования явилось, все-таки - показать, на примере одной отдельно взятой российской фамилии, величие подвига всего советского народа, вспомнить о людях отдавших свои жизни во имя спасения своей страны в годину суровых военных испытаний. Никто не должен быть забыт и ничто не должно быть забыто!

Самим фактом появления на свет данная работа обязана одному очень важному событию в жизни современной России. Дело в том, что, «в соответствии с Перечнем поручений Президента Российской Федерации от 23 апреля 2003 г. № пр-698 по вопросам организации военно-мемориальной работы в Российской Федерации и Указом от 22 января 2006 года № 37 "Вопросы увековечения памяти погибших при защите Отечества", Министерством обороны Российской Федерации создан Обобщенный компьютерный банк данных, содержащий информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).

Главная цель осуществленного проекта – «дать возможность миллионам граждан установить судьбу или найти информацию о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения». Во исполнение намеченного Тылом Вооруженных Сил Российской Федерации (Военно-мемориальным центром ВС РФ) проведена действительно уникальная по масштабам, технологии и срокам исполнения работа, в результате которой создана информационно-справочная система глобального значения, не имеющая аналогов в мировой практике. Выполнение же технической части проекта - создание и наполнение сайта ОБД Мемориал (www.obd-memorial.ru) было поручено специализированной организации - корпорации "Электронный Архив".

Данные для наполнения Обобщенного банка данных взяты из официальных архивных документов, хранящихся в Центральном архиве Минобороны РФ и в Военно-мемориальном центре ВС РФ. На сайте можно найти информацию о звании погибшего, части, в которой он служил, дате и причине смерти (убит, умер от ран, пропал без вести) и месте захоронения. Более того, представлены всеобщему обозрению отсканированные копии всех обработанных документов-первоисточников, содержащих информацию о персоналиях. Эти документы позволяют с большой точностью идентифицировать павших, поскольку в них часто содержится дополнительная информация, в частности «имена и адреса родственников, которым отсылались похоронки»

Такова, так сказать, предыстория вопроса.

А теперь – история.

Прежде всего, должен заметить, что участники, осуществившие проект ОБД «Мемориал», проделали работу титаническую, проделали ее исключительно честно и добросовестно. Низкий им поклон за это! До самой земли! Почему? Да потому, что этот проект осуществлен людьми и, что бывает, не так уж и часто – для людей. Дизайн сайта прост до гениальности – ничего лишнего, ничего ненужного. Только то, что необходимо! Навигация исключительно удобная. Пользоваться таким сайтом может не только какой-нибудь там корпоративный сисадмин или продвинутый подросток-тинейджер, дни и ночи проводящий в паутине интернет-пространства, но и какая-нибудь компьютерно-«неуверенная» Прасковья Тихоновна, 1920 года рождения, или Агапья Петровна, к примеру, пытающиеся узнать о судьбах своих братьев или отцов, пропавших без вести… Словом, еще раз – низкий, низкий поклон всем участникам проекта! Повторюсь, с сайтом легко работать: достаточно ввести в специальное поисковое окошко фамилию разыскиваемого участника Великой Отечественной или Финской войны – и буквально через несколько секунд визуализируется «заказанная» информация. Для удобства пользователей представлена она в виде отдельных листов, содержащих по двадцать персоналий. Информация по каждому человеку может быть актуализирована нажатием соответствующей ссылки. В этом случае открывается «детальный» индивидуальный лист, на котором указаны основные установочные данные: ф.и.о., год рождения, место рождения, воинское звание, военкомат, который осуществлял призыв, последнее место службы, причина выбытия (убит, умер от ран, пропал без вести) и дата выбытия, а также сведения о месте захоронения. (Нелишним представляется напомнить, что к безвозвратным - относятся потери убитыми, пропавшими без вести, умершими от ран и болезней, а также погибшими в результате несчастных случаев). Но и это еще не все. При необходимости, можно обратиться к «первоисточникам», откуда почерпнута информация для индивидуального листа. На сайте представлены четыре основные разновидности таких первоисточников. Это, прежде всего, так называемые именные списки о безвозвратных потерях, составляемые в строевых частях, а также специальными «похоронными» командами при перезахоронениях останков погибших воинов; это – так называемые запросные документы из военкоматов, осуществлявших призыв, и активно интересующихся дальнейшей судьбой призванных ими военнослужащих (по обращениям родственников военнослужащих в связи с длительной утратой связи), это именные списки военнослужащих, умерших в лечебно-эвакуационных учреждениях Красной Армии и, наконец - трофейные карточки советских военнопленных. Каждый из документов имеет свои характерные особенности.

1.Донесения о потерях, составляемые в частях, непосредственно участвующих в боевых действиях, зачастую не содержат сведений о месте рождения, семейном составе. Не до того было в боевой обстановке! Зато в них представлена информация о месте захоронения военнослужащих.

2.Запросные листы военкоматов, напротив, содержат максимальную допризывную информацию о семейном статусе пропавшего, не подающего о себе вестей военнослужащего.

3.Именные списки безвозвратных потерь, исходящие из лечебно-эвакуационных учреждений, наряду с анкетными данными, содержат сведения о характере ранения или болезни, а также – причине наступления смерти и месте захоронения военнослужащего.

4.Трофейные карточки – документы на немецком языке, с фотографиями военнопленных – содержат установочные данные о военнопленном, а также информацию о месте пребывания в фашистской неволе.

По техническому исполнению документы самые разные – и машинописные, и рукописные. На подавляющем большинстве из них – имеются титулы, входящие номера, подписи, следы от подшивки или прошивки. Значительная часть первоисточников содержит разрывы, потертости или иные механические деформации, а также дополнительные пометы, добавления, исправления, свидетельствующие о том, что с документами «работали», что не лежали они мертвым грузом… Впрочем, обо всем по порядку…

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Всего по запросу «Углицких» получено 58 персоналий, разместившихся на трех больших электронных листах-«простынях» - два листа - по двадцать человек, на третьем – восемнадцать. Для сравнения: «Ивановых» и «Кузнецовых» «выпало» по 50 листов, в каждом из которых содержались сведения о 20 военнослужащих, а вот «Острейковых» (фамилия, характерная, «эндемичная», для некоторых районов Смоленской области) - «только» 5…

При этом сведения, позволяющие определить, откуда родом военнослужащий, носивший фамилию «Углицких», содержались примерно в половине случаев. Но и эти, предварительные данные, что называется, говорили сами за себя: в 26 случаях из 31 – «безвозвратные» Углицких были призваны в Действующую из Молотовской (ныне Пермской); в 2-х – из Чкаловской (ныне Челябинской); в 1 случае – из Орловской, в 2-х – из Мурманской областей. Мало того, предварительный анализ «молотовских» Углицких свидетельствовал, что в 18 случаев из 26 они призывались именно Красновишерским райвоенкоматом (РВК), причем в 9 случаях в личных данных была прямо названа именно деревня Федорцово Нижне-Язьвинского с/с.

Необходимость уточнения места рождения и/или места призыва военнослужащих потребовало дополнительного изучения отсканированных «первоисточников» – может быть, в них удастся за что-нибудь «зацепиться»? С этой целью все обнаруженные «Углицких» были разбиты на две, примерно равные, группы (31 и 27 случаев) по принципу указания или отсутствия сведений о месте рождения, а также - месте призыва.

II.«НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ» УГЛИЦКИХ

В группу «неустановленных» Углицких, как уже сообщалось выше, вошло 27 человек. Вот они:

1. Иван Михайлович, 1901 г.р., рядовой. Источник: списки захоронений. Страна захоронения – Россия. Район захоронения: Республика Карелия. Место захоронения – лес в 3 км южнее Лепелля. Могила: братская могила, номер захоронения 85;

2. Владимир Васильевич. Дата выбытия 19.01.1943 г. Источники информации: списки захоронений. Страна захоронения: Россия. Район захоронения: Сталинградская (ныне – Волгоградская область). Место захоронения: Городищенский район, п.Кузьмичи. Могила: братская могила.

Анализ первоисточника: список захоронения. Список огромный, машинописный, «алфавитный». Владимир Васильевич значится в нем под №3389. Обращает на себя внимание, что в этом же листе за № 3372 значится сержант Устюжанин Виктор Михайлович, 1907 г.р., погибший 20.09.1942 г. (Устюжанины, так же как и Южаниновы – фамилии уральские, «вишерские», широко распространенные в Красновишерском, Чердынском районах Пермской области);

3. Виктор Васильевич, рядовой. Дата выбытия не установлена. Страна захоронения: Россия. Район захоронения: Воронежская область. Место захоронения: Новохоперский район, с.Кочерга, гражданское кладбище. Анализ первоисточника: в графе «Дата гибели или смерти» указано: «умер от ран в эвакогоспиталях во время ВОВ»;

4. Александр Григорьевич, рядовой. Дата выбытия: 08.05.1942 г. Захоронен в Новгородской области, Сухонивский с/с, с.Сухая Нива. Откуда перезахоронен: д.Злодари.

Источник информации: «Поименный список захоронений»… Огромный машинописный, алфавитный список, в котором за № 1194 значится Александр Григорьевич, погибший 8 мая 1942 в районе деревни Злодари;

5. Иван Васильевич, рядовой, 1901 г.р. Дата выбытия: 29.12.1942 г. Захоронен в Новгородской области, Парфинском районе, д. Обща (или – Обша?). Откуда перезахоронен: деревня Обша;

6. Василий Кузьмич, гв.рядовой. Дата выбытия 25.06.1943 г. Регион захоронения: Новгородская область. Место захоронения: Старорусский район, д.Ефремово. Откуда перезахоронен: д.Сосновка;

7. Иван Петрович, ст.сержант. Дата выбытия: 7.10.1942 г. Регион захоронения: Орловская область. Место захоронения: Верховский р-н, Корсунский сельсовет, с.Корсунь, центр, парк. Могила: братская могила. Над захоронением шествует Корсунская восьмилетняя школа.

Первоисточник содержит также дополнительную информацию о павшем воине: последнее место службы: 4 Гв.СП (гвардейский стрелковый полк). Мать: Углицких Христинья Дмитриевна, проживала по адресу: РСФСР, Липецкая область, с.Троицкое, Измалковский район;

8. Николай Степанович, сержант, 1916 г.р. Дата выбытия: 16.07.1944 г. Регион захоронения: Псковская обл. Место захоронения: Себежский район, восточная окраина д.Новоселье, «вблизи дороги Псков-Полоцк»;

9. Николай Иванович, рядовой, 1924 г.р. Дата выбытия: 8.12.1943 г. Страна захоронения: Белорусь. Регион захоронения: Витебская область. Место захоронения: Дубровенский район, центр д.Орловичи. Откуда перезахоронен: д.Копаник;

9а) Николай Иванович – данные совпадают с данными предыдущего военнослужащего. Один военнослужащий вошел в списки безвозвратных дважды.

Таким образом, общее количество «Углицких» уменьшилось на одного человека…

10. Следующий «Углицких» – Василий Иванович, красноармеец, 1916 г.р. Последнее место службы: 66 армия. Причина выбытия: иная причина смерти. Дата выбытия 17.12.1942 г.

Анализ первоисточника. Впервые перед нашими глазами предстает не скудный «Именной список перезахоронений…», а «Именной список безвозвратных потерь…» действующей в боевых условиях воинской части. Это написанное от руки, на обычном тетрадном листке, донесение. Документ явно «полевой», «планшеточный». Сохранность списка удовлетворительная, несмотря на то, что уголки отсутствуют, видны многочисленные разрывы, потертости, помятости... (Почему-то предательски пресекается дыхание, комок, вязкий, густой подкатывает к горлу. Ощущение, что прикоснулся к живой истории. К пороховой гари, копоти блиндажных светилок, сделанных из снарядных гильз… К вечности…) Из написанного явствует, что Василий Иванович – из рабочих, русский, образование 4 класса, по гражданской специальности – тракторист, служил повозочным, что он был женат. Указано место рождения воина: Молотовская область, Красновишерский р-н, Н/Язвинский с/с, деревня Федорцова. Указано также, что Василий Иванович умер от «ушиба автомобилем». Подписи двух офицеров: командира 593-го ОКШР лейтенанта (подпись неразборчива) и зав. делопроизводством того же воинского соединения, ст. лейтенанта инж. службы Смирнова (?). Любопытно, что воинское звание командира «ст.лейтенант», но впоследствии приставка «ст.» была кем-то и почему-то перечеркнута…

11. Сергей Максимович, рядовой, 1908 г.р. Дата и место призыва: Свердловский РВК. Причина выбытия: Пропал без вести. Дата выбытия: 09.1942 г.

Анализ первоисточника: документ уточняющий потери «Список военнослужащих о которых семьи не имеют никаких известий по Шадринскому району и г.Шадринску Курганской области, поступивших из отделов Гособеспечения» (так в документе). Сам «Список…» имеет регистрационный номер (1263), носит гриф «Секретно» и представляет собой отпечатанную на пишущей машинке таблицу. Документ испещрен многочисленными пометами, исправлениями, добавлениями и уточнениями, свидетельствующими о том, что с ним и над ним активно работали офицеры местного военкомата, оперативно внося в него текущие изменения. Под 26 номером в этом списке значится и Сергей Максимович, последним местом службы которого указан «г.Владимиров, Западный Фронт», сообщается также об утери связи с семьей «с 15.07.1942 года» Таким образом, Сергей Максимович Углицких, скорее всего, уроженец Шадринского района Курганской области;

12. Следующим в нашем списке значится Владимир Трофимович, рядовой 1923 г.р. Пропал без вести. Он также «установлен»: Шадринский РВК, Курганской области, Шадринский район.

Основания для подобного утверждения – «Документ, уточняющий потери…», где, в числе прочего, сообщается также о том, что «писем с фронта давно уже не было» Семьи военнослужащих, не получая с фронта известий, начинали волноваться, «теребить» местные военкоматы, заставляя последние как-то «реагировать», запрашивать вышестоящие инстанции о судьбе «замолчавших» солдат. Весь документ испещрен многочисленными приписками, указаниями, уточнениями и т.д…

С Шадринском этим, вот что непонятно. В одних документах относится он к Курганской, в других – к Челябинской (Чкаловской) областям… Или же было два Шадринска – один в Курганской, другой – в Чкаловской областях?

13. Александр Петрович, рядовой, 1911 г.р. Причина выбытия: Пропал без вести. Дата выбытия: 12.1941 г. Источник: «Список, уточняющий потери». Согласно ему, «рядовой, б/п, уроженец Молотовской области, Красновишерского района, д.Федорцовой, призван был 29.07.1941 года на воинскую службу Соликамским РВК Соликамского района Молотовской области;

№7а. Углицких Иван Петрович, Гв.ст.сержант, 1924 г.р… Стоп, у нас уже был Иван Петрович, тоже 1924 года рождения! (см. выше, №7 ) Не одно ли это и то же лицо? Сопоставление сполна подтверждает это предположение. Действительно, Иван Петрович вошел в списки невозвратных потерь дважды: первый раз по линии «Именных списков…» похоронных команд, второй – сейчас, согласно «Донесения о невозвратных потерях…», поданного воинской частью погибшего. Документ написан от руки, на листке из школьной тетрадки в клетку. Писал его, очевидно, командир части, или человек, непосредственно участвовавший в боевых действиях, вскоре после боя. Какие имеются основания для такого предположения? Детали, которые может знать только военнослужащий, принимавший непосредственное участие в боевых действиях. Во-первых, автор документа указывает воинскую специальность и должность Ивана Петровича «командир минометного расчета», приписав ниже «4ГСП. п.п.04679». 4ГСП – это, очевидно, «4-ый Гвардейский стрелковый полк»… А что такое «п.п.» и следующий за ними номер? Скорее всего - номер полевой почты. В графе «Обстоятельства смерти» написано не просто «Убит в бою» (как во всех предыдущих случаях), а приводятся детали: «Выс. 257.2 с.в.д. Корсунь Верховской р-н, Орловской обл.» Таким образом, очень подробно указано место гибели военнослужащего: «высота 257.2 северо-восточнее деревни Корсунь…»

Так стало очевидным, что счет безвозвратных потерь «Углицких» уменьшился еще на одного человека – с 58 до 56…

14. и 15. Далее следуют еще два Углицких, два однополчанина из 1194 СП, Филип Федорович, 1901 г.р. и Ефим Антонович, 1903 г.р. Оба – рядовые. Убиты с разницей в один день. Филипп – 20.12.1941 г., Ефим – 21.12.1941 г. Первый погиб в бою за деревню Суликово, второй – за деревню Климово. В первоисточнике указан также № пп. (полевой почты): 14159 (или - 14059). Но, ни откуда однополчане родом были, ни где расположены эти самые населенные пункты «Суликово» и «Климово» узнать так и не удалось…

16. Зато удалось установить, что Углицких Алексей Тимофеевич, сержант, 1921 г.р. пропавший без вести (от 09.1942г.) – «казахстанский». Поскольку призван он был Приишимским РВК Казахской ССР, Сев.Казахстанской области, Приишимского района, в котором его мать, Углицких Анна Прокофьевна, проживала в с.Сулага (или «Кулага» - прочитать точно не представилось возможным из-за плохой сохранности первоисточника);

17. Иван Арсентьевич, красноармеец, 1910 г.р. пропавший без вести (от 1.1.1942 г.) был призван Елецким ОРВК, Орловской обл., Елецкого района. Жена – Углицких Татьяна Матвеевна, проживала в годы войны на территории Федоровского сельсовета Елецкого района Орловской области;

18. Удалось узнать также место призыва Ивана Ивановича Углицких, красноармейца 862 СП 59 СД, попавшего под Ворошиловградом в плен (06.02.1943), но вскоре освобожденного - Чердынский РВК, Молотовской области. Выяснилось, что и он - уроженец дер.Федорцовой, Чердынского района Молотовской области. Мама Ивана Ивановича в годы войны проживала в г.Чердынь Молотовской области, на улице Красноармейской, д.105;

19. Александр Васильевич Углицких, красноармеец, 1904 г.р. также пропавший без вести, был призван в 1941 году Красновишерским РВК, Молотовской области, Красновишерского района, с.Оралово. Жена: Углицких Александра Ильинишна проживала в годы войны в г.Красновишерске, Молотовской области, по ул.Пролетарской, дом 8, кв.5;

20. Углицких Семен Иванович, рядовой, 1897 г.р. пропал без вести (от 03.1943 г.). Установлено, что он также был призван Красновишерским РВК, Молотовской обл. Красновишерского района, и что он являлся уроженцем д. Федорцово Красновишерского района Молотовской области, в которой в годы войны проживала дочь его, Анисья Семеновна;

21, 22, 23. На одном листе «Списка, уточняющего потери», составленном, видимо, Красновишерским РВК – сразу 4 (!) Углицких… Помимо уже упомянутого Семена Ивановича, - Иван Иванович (1907 г.р.), Иван Степанович (1914 г.р.) и Григорий Иванович (1899 г.р.). Все - уроженцы д. Федорцовой Красновишерского района Молотовской области!

24.Иван Васильевич, рядовой, 1912 г.р., призванный 15.03.1941 г., как выяснилось, опять же Красновишерским РВК, Молотовской области и вскоре пропавший без вести… Иван Иванович, так же как и в предыдущих случаях оказался уроженцем все той же д. Федорцовой…

25.Алексей Иванович, ст.сержант, 1912 г.р. Дата выбытия: 12.01.1942 г. Регион захоронения: Тверская область. Место захоронения: Старицкий район, д.Фатьяново-Сергино. Могила: братская могила. Откуда перезахоронен: д.Нащекино, д.Сергино, д.Фатьяново (так в документе).

Подведем промежуточные итоги…

1.Список группы уменьшился на два человека, с 27 до 25 человек. Причина тому – включение Николая Ивановича Углицких (№9) в список безвозвратных потерь дважды, а также дублирование информации по Углицких Ивану Петровичу (№7).

2. Установлены места рождения и/или места призыва на военную службу еще 13 военнослужащих. Выяснилось что в 8 случаях – местом рождения и призыва Углицких на службу был Красновишерский РВК Молотовской области, в 2-х – Шадринск Курганской области, по 1 случаю пришлось на Липецкую, Орловскую область и Северный Казахстан.

А остальные «Углицких»? А об остальных «Углицких» - речь пойдет далее...

III."ОСТАЛЬНЫЕ" УГЛИЦКИХ

5а. Первым из остальных «Углицких» в данной группе должен был бы стать Иван Васильевич, родившийся в д.Новый поселок, Чигирибского с/с, Соликамского района Молотовской области и призванный Соликамским РВК, красноармеец, последним местом службы которого стал 422 СП. Причина выбытия: умер. Дата выбытия 29.12.1942 г. Умер солдат в 154 ОМСБ (Отдельном Медико-Санитарном Батальоне) и похоронен в Полавском районе, в 2-х км северо-восточнее д.Обща. Но - не стал. Потому, что Иван Васильевич уже проходил у нас (№5). То, что там указан «Парфинский» район, а здесь – «Полавский», скорее всего, ошибка. Ведь все остальное сходится!

Таким образом, общий «Список безвозвратных потерь..» Углицких стал меньше еще на одного человека…

26. Михаил Евгеньевич, красноармеец, 1901г.р. Место рождения: Мурманская область, Красновыхнецкий район, последнее место службы – 4 Украинский фронт. Умер от ран 31.12.1943 г. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях» – «Именной список…» за №222 за 1-5 января 1944 г. Оказывается, Михаил Евгеньевич служил в 1869 СП, стрелком, б/п, призван Красновыхнецким РВК Мурманской области в 1941 году.

Причина и время поступление на излечение в ЭТ 1091 (это, видимо, эвакотранспорт - санитарный поезд): «29.12.1943 г. Сквозное пулевое ранение грудной клетки с повреждением спинного мозга. Упадок сердечной деятельности». Причина смерти, последовавшей 31.12.43 года (Новый год!) - «умер от уросепсиса». Герой захоронен в г.Мелитополь, на «городском кладбище, могила №2, справа». Жена: Углицких Наталия Ивановна. Проживала: «Мурманская область, г.Красновыхецск (так в документе), ул.М.Горького, д.24, кв.5»

Не могу не сказать об этом самом пресловутом «уросепсисе», ставшем, якобы, непосредственной причиной смерти военнослужащего. Какая-то тут неувязка! Такой пациент с подобным ранением грудной клетки мог скончаться от чего угодно: от большой кровопотери, несовместимой с жизнью, и являющейся следствием продолжающегося, неостановимого внутреннего кровотечения, от травматического, болевого шока, связанного с тяжестью страданий. Он мог завершить свой жизненный путь от сотен и тысяч причин, от нарастающей сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, от всего на свете, но только не от «уросепсиса»! Потому, что «уросепсис» (заражение крови, входными воротами которого являются органы мочевыделительной системы) у него, по определению, просто не мог и не должен был развиться за столь краткое время. Ибо для подобного развития событий необходимы, как минимум, несколько дней, а то – и недель, а Михаил ушел в вечность в течение, примерно, суток с момента своего смертельного ранения…

Не может не вызывать уважения и жизнестойкость тяжелораненого. То мужество, с которым он так долго боролся за свою жизнь, сопротивлялся неизбежному. Хочется почтительно снять шапку перед моими дорогими старшими коллегами, военно-полевыми медиками, столь много сделавшими для солдата. Судите сами.

Начальный этап оказания медицинской помощи – вынос с поля боя. Очевидно, осуществлявшийся под огнем противника. Скорее всего, силами – ротного санинструктора – девчушки, метр с кепкой. Раненный не ходячий (перебит позвоночник). Стало быть, вытягивала, тянула эта девочка мужика бездвижного на руках. На плащ-палатке. По снегу (декабрь на дворе). Да мало того, что самого раненого тянула, так, наверное, еще и личное оружие выносила своего подопечного. А иначе, не зачтут «вынос с поля боя»! А ППШ-то весит еще килограмма 3, не меньше.

Следующий этап: ПМП (полковой медицинский пункт). Первичная сортировка. Военфельдшер на открытой площадке осматривает вновь прибывших и указывает, кого куда: одних, кого еще можно спасти – в операционную, остальных – на отдельную площадку. Для безнадежных… Скорее всего, нашего бойца, все-таки, брали в операционную – большую армейскую палатку, продуваемую всеми на свете декабрьскими ветрами. Для ревизии раны, обработки раневых поверхностей, перевязки и иммобилизации. Думаю я, также, что поморозился наш Михаил Евгеньевич, выстыл изрядно, покуда волокли, пока в открытом поле на снегу лежал… Дальше – санитарным автомобилем или гужевым транспортом - до поезда санитарного. Конечно, растрясли по дороге… Дальше – еще одна перегрузка-погрузка. Как же он столько времени выдержал-то? Видно, богатырского здоровья был человек… (Впрочем, хорошо, хоть так. Что не в поле бросили. Что тянули. Что ревизию раны провели, осуществили. Что утку, простите за натуралистическую подробность, подали. Что пытались вывести в тыл. Словом, делали, что могли… Что похоронили. Как человека).

26а. Вроде и надо, надо бы на этом завершать разговор по поводу мурманского этого Михаила Евгеньевича. Но, вот беда – не получается! Потому, что следующий списочный – опять …Михаил Евгеньевич. Только теперь он значится уроженцем «Красновыхспецского», а не «Красновыхнецкого» района Мурманской области. Очередное дублирование…

В этой связи, список наш становиться еще короче. Осталось уже 54…

27. Алексей Иванович, ст.сержант, 1912 г.р. 13.01.1942 г. Убит бою у деревни Иружи Калининской области. Боец 119 стрелковой дивизии. Алексей Иванович – уроженец Молотовской области, Гординского района, с.Губдир (голову даю на отсечение, что место его рождения не «село Губдир», как значится в документе, а село Губдор. Знаменитейшее село уральское. Расположено неподалеку от Чердыни-матушки. Стало быть, и этот тоже - наш, уральский, вишерский солдатик-то)…

…Да, я оказался прав. В первоисточнике – черным по белому - «Губдор», а не «Губдир»… Еще написано, что Алексей был командиром отделения, что похоронен в могиле, расположенной в 1,5 км восточнее деревни Собанино. Что жена его, Углицких Таисия Дмитриевна проживала в с.Губдор, Гординского района, Молотовской области;

28. Виктор Михайлович, лейтенант, 1923 г.р., уроженец дер.Савино, Губдорского с/с, Чердынского района, Молотовской области. Последнее место службы – 4 штрафной батальон. Убит. Дата выбытия: 18.06.1943 года.

Анализ источника. Выяснилось, что Виктор Михайлович не просто лейтенант, а «лейтенант медицинской службы». Что он был военфельдшером 19 Армии, б/п, убит 18.06.1943 года на Кестеньгском направлении. Что мама его, Филиппова Евдокия Калистратовна проживала в с.Губдор, Губдорского с/с, Чердынского района, Молотовской области;

29. Василий Семенович, красноармеец, 1926 г.р. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Убит. Дата выбытия 13.02.1945 года.

Анализ источника. «Именной список потерь…» за №98880. Связист, б/п, убит 13.02.1945 года в местечке Будвеснен, Восточная Пруссия. Отец, Углицких Семен Иванович, проживал в деревне «Федорцовой Красновишерского района Молотовской области»;

30. Сергей Максимович, красноармеец, 1909 г.р. Место рождения: Челябинская область, г.Шадринск. Призван Сталинским РВК г. Свердловска. Последнее место службы: п/п.1550. Пропал без вести. Дата выбытия: 07.42г. Источник: анкета разыскиваемого за №6131605. Военная специальность: связист;

31. Михаил Сав., красноармеец, 1902 г.р. Уроженец Нижне-Вяземского с/с, Молотовской области (так в документе. Очевидно, правильно: «Н.-Язьвинского с/с»). Последнее место службы: 421 арт.полк. Причина выбытия: «умер от болезни». Дата выбытия: 24.02.1942 г. Источник информации: «Донесение о безвозвратных потерях…» Призван Красновишерским РВК, Молотовской области. Похоронен д.Конибаново, Ленинского района, Калининской области. Жена: Углицких Мар.Ус… (далее - неразборчиво);

32. Иван Андреевич, красноармеец, 1902 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район. Последнее место службы: 114 отд. стрелковая бригада. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 19.08.1942 года. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях..» «Именной список 114 Отдельной Стрелковой Бригады…» (Приложение №3/90с). Место захоронения: «севернее деревни Марьино, 100 м, Нелидовского района, Калининской области». Жена: Углицких Анна Емельяновна, проживала: Молотовская область, Кр-Вишерский район, Н.Язвинский с/с, д.Федоровка (так в документе);

33. Ефим Антонович, красноармеец, 1903 г.р. Место рождения: Молотовская область. Последнее место службы: 359 стрел. дивизия. Причина выбытия: «пропал без вести». Дата выбытия: 26.12.1941 года. Источник: «Донесение о безвозвратных потерях…» за № 206. Призван Чернушинским РВК Молотовской области. Жена: Углицких Т.Ст. проживала в Молотовской области, Чернушенском районе, Ананьевский с/с, д.Раззориха (так в документе);

7(б) Иван Петрович – подождите, подождите – у нас уже есть Иван Петрович! Даже два уже было «одинаковых» Иванов Петровичей (см. №№7 и 7а). Не тот ли это, опять? Сравним: тот - неизвестного года рождения, а этот – 1924. Тот «ст. сержант» и этот «ст.сержант». У того дата выбытия: 07.10.1942 и у этого то же! Этот захоронен – восточнее деревни Корсун Орловской области, а тот? А тот: «Орловская область. Место захоронения: Верховский р-н, Корсунский сельсовет, с.Корсунь, центр, парк. Могила: братская могила. Над захоронением шествует Корсунская восьмилетняя школа…». Вот какие вещи случались на войне: один и тот же человек трижды занесен в «Списки безвозвратных потерь…»!

А это значит, что:

1.Общее количество Углицких автоматически становится равным 53.

2.Установлено, что родственники погибшего героя проживали в с.Троицком, Пречистенского района Орловской области. Защищал, выходит, парень свою родную орловскую землю, землю, на которой он родился и вырос…

10а. Василий Иванович, 1916 г.р. Красноармеец. Уроженец д.Федорцово, Красновишерского района Молотовской области. Последнее место службы: штаб 66 армии. Причина выбытия: «умер от шока». Дата выбытия: 17.12.1942 г.» Стоп, стоп, а ведь Василий Иванович у нас тоже уже был. Да вот он, за №10. Это тот, что погиб, согласно донесению командира 593-го ОКШР вследствие «ушиба автомобилем». Но там было донесение о безвозвратных потерях, а здесь источник уже другой: «Именной список умерших в ППГ-602» (ППГ – полевой передвижной госпиталь) за №0404. Причиной смерти Василия Ивановича в нем значится «травматическое закрытое повреждение пояснично-крестцового отдела позвоночника и правой лопатки. Ссадины лица и пр.бедра. ШОК» (так в документе). Похоронен в с.Песковатиха Ст.области (очевидно, Сталинградской) в гражданском кладбище (так в документе). Адрес родственников: Молотовской область, Красновишерский район, Нижнее-Яз.с/с, д.Федорцово. Жена: Ордина Мария.

Все, вроде, сходится. Действительно, это тот самый «повозочный», по специальности «тракторист», с «4 классами образования» и т.д. (см. №10)!

Пробежался глазами по остальным умершим из того же «похоронного» полевого госпитального списка:

«…умер от сепсиса и двухсторонней катаральной пневмонии. Пиемия…»

«…умер от гемоколита…»

«…умер от сепсиса и плеврита…»

«…умер от газовой гангрены…»

«…умер от шока» (это наш Василий Иванович)

«…умер от перитонита при явлениях резкого истощения…»

Взглянул на даты поступления и смерти:

«19.11.1942 – 9.12.1942» (сепсис и пневмония)

«19.11.1942 – 11.12.1942» (гемоколит)

«19.11.1942 – 15.12.1942» (сепсис и плеврит)

«16.12.1942 – 17.12.1942» (наш Василий Иванович…)

Заинтересовался: а с чем же поступали умершие от ран в ППГ-602?

- «Обморожение IV степени голени и левой стопы»

- «Обморожение II степени обеих стоп»

- «Множественные осколочные ранение грудной клетки с повреждением лопатки и легкого. Закрытый пневмоторакс. Сепсис»

- «Сквозное пулевое ранение м/т в/3 пр. и лев.бедра» (мягких тканей верхней трети…)

- «Слепое осколочное ранение м/т правого бедра и газовая флегмона. ШОК»

- «Сквозное пулевое ранение грудной клетки, проникающее в грудную и брюшную полости с повреждением тонкого кишечника. Открытый пневмоторакс»

Подписан «Список…» начальником ППГ-602, в/врачом 2 ранга Рыжовым.

Обратил внимание на значительное число отморожений. А это косвенное свидетельство того, что военнослужащие были плохо обмундированы. Значит, валенок не было, а на дворе – страшная зима 1942 года. А под Сталинградом – степи и степи. Резкий, пронизывающий ветер выдувает последнее тепло…

А по сути случившегося с моим земляком, Василием Ивановичем Углицких… Наехала на человека автомашина. При движении задним ходом, скорее всего. Не заметил водитель человека. Бывает такое? Бывает. Может, бомбежка, внезапный воздушный налет, артобстрел, сутолока, суета, нервозная обстановка… Или - при погрузке-выгрузке. В общем, переехала полуторка наша нашего, же, солдатика, заехала на него колесом либо расплющило несчастливца, зажало между стеной здания и бортом… Несчастный случай…

Общее количество «Углицких» уменьшилось еще на одного человека. Теперь их стало 52…

34. Федор Васильевич, красноармеец, 1907 г.р. Уроженец Соликамского района Молотовской области. Последнее место службы: упр. 133 СД (так в документе). Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 05.09.1942 года. Источник информации: Донесение о безвозвратных потерях. Призван Соликамским РВК Молотовской области. Убит 05.09.1942 года восточнее окраины д.Борисовка Зубцовского района Калининской области. Жена: Углицких Анна Степановна, проживала: Молотовская область, г.Соликамск;

35. Борис Данилович, красноармеец, 1923 г.р. Уроженец Молотовской обл., Красновишерский район, с/с Ново-Язвенский (так в документе). Последнее место службы: упр. 99 СД. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 31.01.1943 года. Источник: «Именной список о безвозвратных потерях…» за № 113. Отец: Димитрий Егорович (почему-то не совпадает отчество погибшего с именем отца?). Место захоронения: Сталинградское кладбище «Верхний поселок С.Т.З» (Очевидно, Сталинградского тракторного завода);

36. Егор Иванович, мл.сержант, 1917 г.р. Место рождения: Молотовская область, Чердынский район, д.Дуброво. Последнее место службы: штаб упр. Тыла 59 Армии. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 16.10.1943 года. Источник информации: донесение о безвозвратных потерях – «Именной список…» за №43390с II Украинского фронта.

…Егор оказался командиром отделения, кандидатом в чл. ВКП(б). Место гибели: северная окраина с.Остров Чудовского района Ленинградской области (не очень понятно, впрочем, почему в/часть «II Украинского фронта» воевала в Ленинградской области?). Мать: Углицких Прасковья Филипповна, проживала в с.Дуброво, Чердынского района (в документе ошибочно назван «Чудинским»), Молотовской области;

37. Егор Семенович, гв.рядовой, 1914 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район, д.Федорцово. Последнее место службы: упр. 17Гв. СД. Умер от ран 31.08.1944 года. Источник: «Именной список о безвозвратных потерях…» за № 11. 13 ОМСБ (Отдельного Медико-Санитарного Батальона) 17 Гв. Ордена Суворова стр.дивизии за период с 10 по 20 сентября 1944 года. Егор был телефонистом, б/п, ранен и поступил в 13 ОМСБ 14.08.1944 года с диагнозом: «Слепое осколочное ранение в живот с повреждением печени» Умер от перитонита 31.08.1944 г. Жена: Углицкая (так в документе) Анна Ивановна;

38. Семен Степанович, рядовой, 1919 г.р., уроженец д.Федорцово Красновишерского района Молотовской области. Последнее место службы: штаб 1 Гв. СД. Убит. Дата выбытия: 27.07.1944 г. Источник: «Именной список безвозвратных потерь 10 отдельной штрафной роты 1 Гв Стрелк. Моск.Минск. Кр. Ор. Сув дивизии» (так в документе. Очевидно, «ордена Суворова») за №5792с. Семен был стрелком, б/п, убит 27.07.1944 северо-западнее д.Кревнишки, Алитусского района Литовской СССР. Отец: Степан Акимович, проживал д.Федорцово, Красновишерского р-на Молотовской обл;

39. Александр Матвеевич, ст.лейтенант, 1913 г.р. Место рождения: г.Молотов. Последнее место службы: упр. 274 СД. Умер от ран 14.01.1945 года. Источник: «Именной список безвозвратных потерь офицерского состава 27 стрелковой Ярцевской дивизии по состоянию на 12 февраля 1945 года» Документ «планшеточный», «полевой», представляет собой тетрадный лист (в клеточку) со следами отверстий от дырокола. Из него следует, что Александр Матвеевич был командиром стрелковой роты 965 СП, б/п. Был призван Чердынским РВК Молотовской области в 1942 году, умер от ран 14.01.1945 года (за четыре месяца до Победы). Похоронен офицер в дер. Голен Радомозского воеводства, Польша. Мать: Углицкий (так в документе) Мария Васильевна, проживала в Молотовской обл., Чердынском районе, д.Губдор;

40. Александр Степанович, ст.сержант, 1913 г.р. уроженец Молотовской обл., Чердынского района. Призван Кунгурским РВК Молотовской области, Кунгурский район. Пропал без вести. Дата выбытия: 01.1944 года. Источник: «Документ, уточняющий потери…», представляющий собой машинописный список с многочисленными карандашными пометами. Из него следует, что Александр Степанович был призван 24.10.1941 года Сученским РВК, б/п. Жена: Солнышкина А.А., проживала г.Кунгур Молотовской области, ул.Транспортная, д.38;

41. Егор Иванович, 1915 г.р. Место рождения: Молотовская обл., Н.-Язвинский с/с, д.Федор (так в документе). Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 03.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года» за №56. Документ рукописный, представлен в табличной форме (следы карандашных помет в тексте). Мать: Углицких Анна Ивановна, проживала в д.Федорцово, Молотовской области, Н.-Язьвинский с/с;

42. Петр Андреевич, старшина, 1923 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский р-н, Нижне-Язьвинский с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 11.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года»;

43. Филип Павлович, красноармеец, 1905 г.р. уроженец д.Федорцово Нижне-Язьвинского с/с, Красновишерского района Молотовской области. Призван: Красновишерским РВК, Молотовской области, Красновишерский р-н. Дата выбытия: 04.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года»

В том же «Списке…» на той же странице документа еще 4(!) Углицких, пропавших без вести:

44. Егор Листафарович, 1905 г.р.

45. Иван Алексеевич, 1919 г.р.

46. Александр Федорович, 1905 г.р.

47. Егор Алексеевич, 1918 г.р.

Все – уроженцы д.Федорцовой, Красновишерского района Молотовской области.

Все – пропали без вести в 1942-43 гг.

А печаль, между тем, все полнится и продолжается:

48. Василий Дмитриевич, красноармеец, 1903 г.р., уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 04.1943 года;

49. Павел Алексеевич, 1910 г.р. уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Красновишерским РВК. Пропал без вести. Дата выбытия: 1942 год;

50. Николай Петрович, 1918 г.р. уроженец Молотовской обл., Красновишерского района, Нижне-Язьвинского с/с, д.Федорцово. Призван Соликамским РВК Молотовской обл. Пропал без вести. Дата выбытия: 02.1945 года. Жена: Ковалева Наталья Ивановна, проживала по адресу: г.Соликамск Молотовской области, пос.Калиец, ул.Сталина, д.41, кв.2;

51. Алексей Арсентьевич, красноармеец, 1906 г.р. Призван Покровским РВК Чкаловской области, Покровский район, с.Дедово. Пропал без вести. Дата выбытия: 03.1942 года;

10б) Василий Иванович? Что неужели в третий раз Василий Иванович? Ибо последний «списочный» Углицких – тоже, якобы, «пропавший без вести»: Василий Иванович, нам уже хорошо знаком (см.№10 и 10а). Это тот самый, «ушибленный автомашиной», а затем сутки умиравший в госпитале на Сталинградском фронте…

ВЫВОДЫ

Теперь мы имеем достаточно информации для того чтобы ответить на поставленные в самом начале рукописи вопросы: распределение фамилии «Углицких» по территории бывшего СССР носит более или менее равномерный характер или же, напротив, оно ограничено какой-то сравнительно небольшой территорией?

Для ответа на этот вопрос обратимся к цифрам.

Всего в «Списки безвозвратных потерь Советской Армии за период Великой Отечественной Войны 1941-45 гг.» занесены 58 военнослужащих с фамилией «Углицких»

Путем устранения прямого и косвенного (за счет поступления информации об одном и том же военнослужащем по различным информационным каналам) дублирования, удалось «снизить» безвозвратные потери по данной рубрике с 58 до 51.

Из них – в 41 случаях удалось установить места рождения и/или призыва в Действующую Армию. В 10 случаях – такие сведения в архивных материалах отсутствуют.

Из 41 военнослужащего с фамилией Углицких, согласно полученным данным, являются уроженцами и/или – призывались с территории:

- Молотовской области – 36 человек,

- Чердынского, Красновишерского районов Молотовской области – 29 человек;

- деревни Федорцовой, Нижне-Язьвинского с/с, Красновишерского р-на, Молотовской обл. – 23 человека;

- других районов Молотовской области (Соликамского, Кунгурского, Гординского, Губдорского, Чернушинского)– 7 человек;

- других регионов бывшего Советского Союза - 6 человек (в том числе: Шадринского района Курганской области – 2, Казахской ССР, Мурманской, Орловской, Челябинской обл. РСФСР – по одному человеку).

Полученные данные позволяют со всей очевидностью позволяют утверждать, что ареал (область распространения) фамилии Углицких на территории бывшего Советского Союза действительно ограничен сравнительно небольшой географической зоной с эпицентром в районе деревни Федорцовой Нижне-Язьвинского с/с Красновишерского района нынешней Пермской области.

***

…Едва успел выпустить из рук, что называется, предварительные данные касающиеся «безвозвратных» Углицких в Великой Отечественной войне (http://klavdii1955.blogspot.com/2008/07/blog-post_05.html; http://klavdii1955.livejournal.com/10478.html и http://klavdii1955.livejournal.com/10599.html), как снова пришлось к ним возвращаться…

Во-первых, очень уж «похожи» №11 и №30 списка Углицких: «11. Сергей Максимович, рядовой, 1908 г.р. Дата и место призыва: Свердловский РВК. Причина выбытия: Пропал без вести. Дата выбытия: 09.1942 г.» и «30. Сергей Максимович, красноармеец, 1909 г.р. Место рождения: Челябинская область, г.Шадринск. Призван Сталинским РВК г. Свердловска. Последнее место службы: п/п.1550. Пропал без вести. Дата выбытия: 07.42 г

Один и тот же это человек или нет? С одной стороны, похоже, что это именно так – совпадает и имя отчество. Оба – Сергея Максимовича - шадринские. С другой – расходится год рождения и военкоматы (Сталинский и Свердловский)… Тот или нет?

По-вторых, возникла, таки, необходимость проведения дополнительных поисков в свете возможных ошибок в написании фамилии «Углицких». Военные писари, ведь, тоже люди – они могут не расслышать, к примеру, фамилию (особенно если ее произносит раненый или человек с плохой дикцией), или - неправильно же записать, или просто допустить опечатку позднее, при перепечатывании «Списков именных потерь…», при переносе данных из формуляров убитых военнослужащих. Все могло быть. Виной тому мог быть и хаос, царивший в нашей армии в дни, недели и месяцы отступлений, окружений и поражений. Равно, как и суматоха, спешка, и ликование во времена удачных операций, долгожданных наступлений и побед. Не надо забывать и о том, что среднестатистическая продолжительность жизни фронтового лейтенанта, командира стрелкового взвода, составляла в годы Великой Отечественной войны 7 суток, а рядового состава – стрелков, красноармейцев, пехотинцев – и того меньше. Значит, речь шла о непрерывном обновлении людских контингентов, кадровой текучке: быстрая формировка (переформировка) подразделения, пополнение людьми и боеприпасами, баня, дератизация и дезинсекция, медосмотр, смена белья, подгонка или ремонт износившегося обмундирования, почта, если повезет - кинопередвижка с немым фильмом «Свинарка и пастух» с Мариной Ладыниной в главной роли, два-три занятия строевой, получение и пристрелка оружия, и вот - буквально через несколько дней, очередных защитников Отечества уже бросали в бой, затыкать своими жадными, охочими до жизни телами «пробоины» очередных прорывов, латать дыры, нанесенные рабоче-крестьянской не знающими устали бронированными кулаками безжалостных армий Гудериана и Манштейна, фон Бокка и Кейтеля… Проходило несколько дней, в лучшем случае – недель и …все повторялось, все нужно было начинать сначала… Молох войны, по определению, беспощаден, он постоянно требует все новых и новых жертв.

Следовательно, вполне возможен такой вариант развития событий, при котором люди, шедшие в бой, зачастую вообще могли не знать фамилий друг друга (не успевали запомнить), не говоря уже о том, чтобы знать такие тонкости, как правильно пишется фамилия у сослуживца твоего, соседа по пулеметному гнезду: «Углицких», там, или «Углицкий». До того ли тогда было! Подумаешь, эка, важность! Итак, какие же возможны варианты «кривонаписания» или же «плохорасслышания» фамилии Углицких?

Самые разные: Улицких, Улыцких, Углыцких, Куглицких, Угличских, Уклицких

А также, те же искажения, только со сменой фамильного окончания – их на – ий (самый вероятный вариант, очевидно):

Углицкий, Улыцкий, Углыцкий, Куглицкий, Угличский, Уклицкий...

Вот почему возникла необходимость дополнительной сверки и уточнения «Именных списков безвозвратных потерь…» с учетом возможности неправильного написания фамилии «Углицких».

Как же назвать данную группу? Может быть, «ИСКАЖЕННЫЕ» «УГЛИЦКИХ»? Потому что они, вроде как и не Углицких, но, все же, Углицких, по сути…

IV. «ИСКАЖЕННЫЕ» «УГЛИЦКИХ»

Поисковый запрос – «Уклицких» – персоналий нет.

Поисковый запрос – «Улицкий»… Персоналий, отвечающих заявленным требованиям нет. В основном – украинские и белорусские военкоматы и места рождений.

А вот на «Улицких» – первая находка! №10 (Г). «Улицких» Василий Иванович, рядовой, 1916 г.р. Место рождения: Молотовск (так в документе). Умер от шока 17.12.1942… «Травма закрытая пояснично-крестцового отдела позвоночника». Стоп, да это наш, уже учтенный нами уже трижды (!) за номерами 10, 10(а) и 10(б) военнослужащий…

Следующий запрос – «Углыцких». И снова «находка»: 12(а). «Углыцких» Владимир Трофимович, 1923 г.р. Место рождения: Челябинская обл. г.Шадринск… Погодите-ка, а ведь и Владимир Трофимович также уже проходил по нашим спискам! Вот он: «12. Следующим в нашем списке значится Владимир Трофимович, рядовой 1923 г.р. Пропал без вести. Он также «установлен»: Шадринский РВК, Курганской области, Шадринский район..». Комментарий: зато теперь узнали мы последнее место службы военнослужащего, район в котором он пропал без вести и точный адрес матери: воинская часть «Упр. 6 МСтрБ»; «пропал без вести у деревни Гредякино, Зубцовского района Калининской области», «мать: Таисия Яковлевна, прожив. г.Шадринске Челябинской обл., по улице Ленина, д.120»

Следующий запрос – «Угличских» – Персоналии отсутствуют.

А вот на запрос – «Угличский» высыпало аж 50 листов (1000 персоналий)! Однако, несмотря на обилие информации - ни одного человека по фамилии «Углицких» среди них не значилось. Хотя, представлены, кажется, все на свете российские фамилии: Соколовы, Петровы, Курковы, Уткины, Чужовы, Бычковы, Балашовы и так далее… Все, кроме искомых нами. Как же, как же такое возможно? Почему нет ни одного «Углицких», ни одного «Углицкого» по данному поисковому запросу? Придется дополнительно разбираться…

…А ларчик, меж тем, открывался, как выяснилось, достаточно просто: умная поисковая машина, оказывается проводит поиск не только по фамилиям, но по всему спектру имеющейся у нее информации. Набрав в поисковом окошке «угличский» я невольно дал компьютеру команду выбрать всех "безвозвратных" призванных …Угличским РВК Ярославской области. Военкомат-то то ведь в Угличском районе – Угличский! Вот и получай, что заказал!

Так у меня впервые появилась возможность ответить себе на давно уже мучивший меня «простой» вопрос: «А были ли, есть ли «Углицких» или «Угличских», или «Угличские» в самом городе Угличе и его окрестностях?»

Выяснилось, что нет! Ни одного. В списках «Именных потерь…» за годы ВОВ по Угличскому ГВК и РВК военнослужащие с такими фамилиями отсутствуют. Нет их в самом Угличе, нет - в сельских советах района. Ни в одном! Ни в Воскресенском, ни в Высоковском, ни в Ефремовском, ни в Ильинском, ни в Улейминовском, ни в Угличском, ни в Шишкинском, ни в Муравьевском, ни в Васильевском, ни в Хомяковском, ни в Каблуковком, ни в Дивногорском, ни в Яковлевском, ни в Хохляковском, ни в Пластуновском, ни в Савинском, ни в Большелягаловском, ни в Перстяговском, ни в Деревеньковском, ни в Родищевском (Радищевском), ни в Прилуковском, ни в Яковлевском, ни в Спасском, ни в Скоковском, ни в Климажинском, ни в Ординском (Ардинском), ни в Семеновском, ни в Подберезовском, ни в Советском, ни в Грибановском с/с![а вот при поисковом запросе - «красновишерский», примеру, - Углицких - есть! И при запросе – «чердынский» (подразумевались РВК) – есть! Не так много как хотелось бы, но – есть!] Так получило фактическое подтверждение предположение, уже давно высказанное мной, о том, что в самом Угличе и его окрестностях жителей с фамилией «Углицких» нет. Подробнее об этом (повторюсь еще раз) см. здесь: http://legeartis.medic-21vek.ru/proza/uglitskikh.%20mama%201.shtml

И, наконец, самый главный, самый перспективный, в смысле ожидаемых находок, запрос – «Углицкий». Почему самый ожидаемый? Да потому, что записать вместо «Углицких» – «Углицкий» – самое простое, самое логичное, что ли. Потому что «Углицкий» даже звучит как-то «звучнее», «вкуснее», этого самого «колючего», как рыбья кость, «Углицких». А может быть, такая подмена неосознанно предлагается нам в первую очередь нашей памятью, доминирует в ней по праву "первородства" былинных и летописных оснований, "ассоциаций" над остальными (вот, "Википедия", к примеру: "Углицкие - древний княжеский род. Владимир Константинович Углицкий правил 1238-1249; Андрей Владимирович Углицкий - 1249-1261; Роман Владимирович - 1261-1285...")?

Как бы то ни было, в любом случае, это самый удобопроизносимый вариант из всех существующих…

Набираем в поисковом окошке – «Углицкий». Результат впечатляющий. Персоналий – около тысячи. Весь бывший Советский Союз: и Грузия, и Киргизия, и Украина, и Крым, и вся Российская Федерация – от тайги до Британских морей, словом! Так попутно выяснилось, что фамилия «Углицкий» – всесоюзная, раз распределение ее по территориям относительно равномерное, без зональных «пиков» и «очагов». Но ведь нам все-то Углицкие и не нужны. Нас ведь интересуют только те из них, которые родились или призывались по Молотовской, Курганской и Челябинской областям (речь о г.Шадринске и Шадринском районе) – то есть, в местах сугубо или почти исключительно «углицких», так сказать. Проанализировав полученную информацию, пришел я к выводу о том, что «Именной список безвозвратных потерь…» по рубрике «Углицких», с огромной степенью вероятия (а в ряде случае – просто безоговорочно!), следовало бы пополнить следующими персоналиями:

52. Uglizky Lawdik,1908, Rus, Soldat. Mutter: Uglizkaja Warwara, Molotowskaja obl. Krassnowishenskij r-n, Df. Fedorrowa» (так в документе). Надеюсь, что читатель еще не устал от немецкого языка? Если - да, сообщу то же самое, но по-русски, ибо на немецкой «Карточке военнопленного» Углицких Лаврентия Васильевича, красноармейца, 1908 года рождения, уроженца д.Федорцово, Красновишерского района Молотовской области, угодившего в плен под Севастополем-городом 2.07.1942 года и умершего в немецкой неволе спустя 10 месяцев (19.05.1943), есть "нашенские" переводные пометы – очевидно, особиста, работавшего в конце войны с этим трофейным архивом.

Еще на указанной карточке имеется фотография самого Лаврентия Васильевича и отпечаток его указательного пальца. Худой, напряженного вида, мужчина, выглядящий лет на 40-45, с очень короткой стрижкой (но – стрижкой, а не наволосо!) и с немигающим тяжелым взглядом, держащий в руках табличку, с аккуратно выложенной на последней («магнитными» буквами и цифрами) надписью: № 5630. IIB. 23-летний пленный русский «зольдатен» содержался педантичными устроителями «нового цивилизованного мирового порядка» в Шталаге IIB.

Комментарий: …Пленен в Севастополе в июле 1942… В самые жаркие, самые горячие дни обороны Города Вечной Славы Русских Моряков. Досталось мальчишке, похоже, не приведи Господи! В плену, на чужбине, постоянно подвергаясь психологической обработке со стороны разношерстных эмиссаров-«доброхотов» из абвера, РОА и прочая, и прочая, и прочая… А они там шуровали, будь здоров! Плакатики, поди, демонстрировали с «перешедшим на сторону Великого Рейха» Яковом Джугашвили, сыном И.Сталина. Наверное, пайку предлагали… Сулили… За предательство. О премудростях и тонкостях такой вербочной кухни и «страды» можно почитать, в частности, здесь: http://legeartis.medic-21vek.ru/proza/nebolsin1.shtml.

Нам трудно это понять, из нашего относительно сытного нынешнего благополучия, что значила тогда для, быстро теряющего силы, паренька из глухой вишерской деревеньки, эта самая возможность получить пайку эту, дополнительную… Означала она для него, ни много, ни мало, самое возможность выжить… А он – умер. Значит, не предал. Значит, не пошел "товар" на контакт с «купцами» в мундирчиках мышиного цвета… Стало быть, обломилось у них… Предполагаю, что было так… Отдельный вопрос: а что было бы, если бы, Лаврентий, все-таки, дожил бы до Победы? Дождался бы своих? Думаю, что ничего хорошего! Скорее всего, разменял бы наш герой относительно теплые саксонские зимы на пятидесятиградусные морозы Магадана, урановые рудники Бутугычага, бруснику пихтово-лиственичных сахалинских лесоповалов…

53. «Углицкий» Владимир Васильевич, красноармеец, 1899 г.р. (44 лет от роду). Место рождения: Молотовская обл. дер.Федорцово. Последнее место службы: 343 СД. Причина выбытия: умер от ран. Источник: «Именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 343 СД за период с 20 по 31 января 1943 года» за №6102с. Был призван Красновишерским РВК. Умер от ран 19.1.1943 г. Место захоронения: Сталинградская обл., Гарнизовский р-н, совхоз (неразборчиво), кладбище (неразборчиво). Мать: «Углицкая» Александра Федоровна проживала по адресу: Молотовская обл., Красновишерский р-н, д.Федорово (так в документе). Комментарий: Позднее выяснится (из другого «Именного листа…» - госпитального – 425 ОМСБ 343 СД), что название совхоза «Котлубань» Сталинградской области, что речь идет о «гражданском кладбище №13», что Владимир Васильевич покоится на оном «1-ым во 2-ом ряду от южного края могилы, сверху»;

54. «Углицкий» Василий Кузьмич, красноармеец, 1913 г.р. Последнее место службы: 3 Воздушно-десантная Гв. Дивизия. Причина выбытия: убит. Дата выбытия: 09.03.1943 г. Источник: «Именной список… воинской части за №162. Василий был командиром отделения, призывался Чердынским РВК. Убит 9.03.1943 года. Похоронен: д.Околотка, Ленинградской области;

41(а). «Углицкий» Егор Иванович, младший лейтенант, 1915 г.р. Место рождения: Молотовская область, д.Федорцево (так в документе). Последнее место службы: 8 Отд. Гв. Стрелк. Бр. Причина выбытия: убит. Дата выбытия: 12.12.1942 г. Источник: «Именной список безвозмездных потерь начальствующего и рядового состава…» вышеназванной воинской части. Егор – командир стрелкового взвода, б/п, призван Чердынским РВК. Убит 12.12.1942г. Место гибели и захоронения: высота 3961.8, южный скат, в р-не Туапсе. Мама: Углицкая Анна Ивановна, Н/Вяземский сельсовет (так в документе).

Постойте-ка да это не «наш» ли это без вести пропавший Егор Иванович (№41)?

Срочно вспоминаем: «41 (б). Егор Иванович, 1915 г.р. Место рождения: Молотовская обл., Н.-Язвинский с/с, д.Федор (так в документе). Призван Красновишерским РВК Молотовской области. Пропал без вести. Дата выбытия: 03.1943 года. Источник: «Список военнослужащих, пропавших без вести за период Отечественной войны с 29 июля 1941 по май месяц 1945 года» за №56.Мать: Углицких Анна Ивановна, проживала в д.Федорцово, Молотовской области, Н.-Язьвинский с/с»

Он, он самый и есть!

Но постойте-ка, почему же тогда, в «Списке военнослужащих, пропавших без вести…», составленном уже после войны Красновишерским РВК, Егор Иванович наш все также продолжает числиться «в без вести»?

Вопрос-то, ведь, не праздный! Одно дело быть матерью или вдовой павшего «смертью храбрых», и совсем другое – пребывать в незавидном статусе родственника «без вести пропавшего» военнослужащего! Первые, как Цезарь, уже «вне подозрения», а во втором случае, на кону – честное имя человека! А вдруг, он (сын, брат, муж) – к врагу переметнулся? Родину предал! Поэтому быть близким родственником «без вести пропавшего» - доля незавидная. Пенсий родственникам таких «подозрительных» военнослужащих не полагалось. Пионеры-тимуровцы не рисовали на домах «безвестных» памятные «звездочки», стороной обходили, не помогали копать огороды и пилить дрова, не приглашали на школьные сборы по случаю Победы. Районное начальство посматривало косо (как бы, чего!), выписывая родственникам «без вести» пропавших дрова в самую последнюю очередь, когда дров, этих самых, уже и в помине не оставалось… А попробуйте на 61 градусе северной широты, прожить зиму без дров-то! С другой стороны, как это ни кощунственно звучит, была в незавидном положении родственников «без вести» и определенная «выгода»! Ради которой можно было многое перенести, не обращать внимания на «утеснения». Надеждой она называлась. Ведь, поскольку «без вести», это ведь еще не убит, правда? Значит, есть надежда на то, пусть, крошечная, но надежда, что кровиночка Анны Ивановны, Егорушко ее, живет-поживает сейчас где-нибудь в благополучной цивилизованной стране – в Германии или Австрии-городе, просто сообщить о себе пока не может…

О, надежда, надежда на чудо, сколько еще лет согревала ты сердца матерей без вести пропавших воинов, заставляя жить, дожидаться, а вдруг?! Сколько еще послевоенных десятилетий побуждала в церковь ходить. Молебны заказывать за здравие, а не за упокой! Хотя, мы не знаем всех обстоятельств. Возможно, дошла похоронка. Да фамилия-то в ней - другая! Вот военкомат и проигнорировал: мы, мол, призывали Углицких Е.И., а вы нам подсовываете похоронку на какого-то Углицкого Е.И.! Ну и что, что «все остальное совпадает», мало ли что может совпадать, а где доказательства-то того, что Углицкий Е.И. и Углицких Е.И. – одно и тоже лицо? А все – из-за какой-то бумажки. Которую, то ли не послали, то ли - не доставили по адресу. В которой, черным по белому, написано было, еще в конце 1942 года: погиб. Погиб, как герой, лейтенант Егор Иванович Углицких, смертью храбрых, и честно захоронен товарищами боевыми своими «на высоте 3961.8, южный скат, в р-не Туапсе…»;

41 (в) «Углицкий» Егор Гаврилович, мл. лейтенант, 1915 г.р., уроженец д.Федорцево, Молотовской области (так в документе). Последнее место службы: Черноморская группа войск Закфронта. Причина выбытия: «убит». Дата выбытия: 12.12.1942 г. Источник: «Именной список… за период с 10 ноября по 15 декабря 1942 г. Приложение 3494с …18 Армия, …8 Гв.Стр.Бр….Командир взвода… Комментарий: Опять незадача какая-то… Выходит Егор Иванович служил со своим почти полным тезкой, Егором Гавриловичем, в одной воинской части? И погиб с ним в один и тот же день?? Сравниваем… Да, так и есть. Невероятно, но речь идет об элементарной нерадивости лиц, составлявших этот список: банально перепутано отчество погибшего. Вместо «Иванович», автоматически (первым в «Именном списке…» шел командир части с отчеством «Гаврилович») «вчинили» данное отчество и Егору Ивановичу, третьему в списке по счету! Другого обьяснения случившемуся не нахожу…

А вот №45 нашего основного списка: Углицких - Иван Алексеевич. Только теперь он стал «Углицким» Иваном Алексеевичем, 1919 г.р., уроженцем Молотовской области, Красновишерского района, д.Федорцово. Последнее место службы: II Ударная Армия. Причина выбытия: «пропал без вести». Дата выбытия: 26.03.1944 г. Источник: Извещение за №1479 от 12.04.1944 г;

«Изменил» своей фамилии и наш самый первый списочный номер - Углицких Иван Михайлович. Давайте сравнивать: «1. Углицких Иван Михайлович, 1901 г.р., рядовой. Источник: списки захоронений. Страна захоронения – Россия. Район захоронения: Республика Карелия. Место захоронения – лес в 3 км южнее Лепелля. Могила: братская могила №85». Но есть и новое.

Анализ нового источника и комментарий: Из нового источника мы впервые узнаем, что Иван Михайлович «Углицкий» был стрелком, б/п, родился в Молотовской области, Чердынском районе, с.Губдор в 1926 году. Что он был призван Чердынским военкоматом Молотовской области 9.11.1943 года. Что мать его «Углицкая Мария Ивановна, проживала в Молотовской области, Чердынском районе, с Губдор». Мы узнаем также, что Иван Михайлович был убит в бою и «захоронен на высоте в 3 км южнее д.Лепело с/с, Калат-Сельдигерского р-на, Суоправи, Корело-Финской ССР» (так в документе). Что погиб наш герой «7.07.1944 г.» Все сходится или же нет? Все, да не все! В новом источнике указан «новый» год рождения погибшего: 1926. А в старом – 1901! А ведь речь определенно идет об одном и том же человеке... Вот, чудеса-то, какие бывают на войне…

55. «Углицкий» Иван Кузьмич, ефрейтор, 1919 г.р. уроженец д.Петрищево Чердынского района Молотовской области. Убит 24.05.1942 г. Как свидетельствует источник («Именной список… отдельного минометного батальона 111 Отд.Стрелк.Бр») «убит осколком мины противника». Похоронен «в роще юго-западнее совхоза им. Кирова Курской области» Отец: Кузьма Федорович, проживал в Молотовской области, Чердынском районе, д.Петрищево;

56. «Углицкий» Николай Григорьевич, красноармеец, 1902 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район. Последнее место службы: Упр.15 СД. Убит. Дата выбытия: 29.09.1943г. Мать: Углицких Ал…(неразборчиво), проживала Молотовская область, Красно-Вишерск. р-н, д.Федорцово (так в документе);

8а. «Углицкий» Николай Степанович, сержант, 1910 г.р. Место рождения: Молотовская область, Красновишерский район, д.Федорцово. Последнее место службы: УТ 3 Ударной Армии. Убит 16.07.1944г.

Источник: «Именной список…» Из него мы узнаем, что Николай был командиром отделения, кандидатом в чл.ВКП(б). Похоронен: д.Рябинкино, Себежского р-на Калининской обл. Жена: «Углицкая» Елизавета, проживала в деревне Федорцово, Красновишерского р-на, Молотовской области.

Вы знаете, а ведь, возможно, это тоже наш списочный, «коренной» Углицких (№8)! Вот он:«8. Николай Степанович, сержант, 1916 г.р. Дата выбытия: 16.07.1944 г. Регион захоронения: Псковская обл. Место захоронения: Себежский район, восточная окраина д.Новоселье, «вблизи дороги Псков-Полоцк». Но есть и различие. Не совпадает год рождения и область, в которой был захоронен погибший… Впрочем, у наших «похоронных» команд, как мы уже убедились, что-то, вообще, с возрастами своих «подопечных» вечно происходит (см. выше)!

57. «Углицкий» Иван Дмитриевич, красноармеец. Уроженец Молотовской области, Чердынского р-на, д.Федорцово. Последнее место службы: ОУТ УТ СЭФ (что это такое – ума не приложу!). Убит 03.1942г. Жена: Котелько (неразборчиво) Таисия Ивановна. Тетрадный листок, заполненный от руки размашистым почерком…

58. «Углицкий» Петр Михайлович, красноармеец, 1897 г.р. Уроженец Молотовской области, Красновишерского района, д.Федорсово (так в документе). Последнее место службы: упр. 208 СД. Убит 03.03.1945 г. (48 лет от роду, за два месяца до окончания Великой Отечественной войны…). Источник: «Именной список…» а период с 1 по 10 марта 1945г. за №62. Был стрелком 435 СП, б/п. Похоронен: дер. Шендау (неразборчиво), пригород г.Кенигсберга, Восточная Пруссия. Жена: «Углицкая» … (неразборчиво) Васильевна, проживала д.Федорсово (так в документе);

59. «Углицкий» Петр Леонтьевич, 1913 г.р., уроженец Молотовской области, Соликамского района, Чигиребского района (так в документе). Последнее место службы: фронтовой эвакопункт №77. Причина смерти: умер от ран 18.12.1944 г. Источник: очередной «Именной список…» Из него мы узнаем, что Петр, оказывается, служил не во фронтовом эвакопункте №77, а был он штрафником, «стрелком 192 Отдельной Штрафной Роты, б/п», что призван был «Соликамским РВК» в 1942г.

Причина смерти: «Сквозное пулевое ранение паховой области». Ранен 12.10.1944г. Умер: 18.12.1944г. от «наросшей интоксикации», как свидетельствует документ. Похоронен «в г.Замброве (где это?), на городском кладбище, могила №28. Мать: Углицкая Ефросинья … (неразборчиво) проживала по адресу: Молотовская область, Соликамский район, Чиперовский с/с. (так в документе).

Комментарий: ...Два с лишним месяца провел солдатик в госпитале… Что это был за пациент? Что с ним сталось, в конце концов? Почему «истощение» нарастало и нарастало. Не кормили, что ли? Или, как это ни кощунственно сейчас прозвучит, …сам не захотел жить?! Что же такое могло надломить молодого (31 год) штрафника? Ранение то ведь, как будто, не самое опасное, сквозное… А не кроется ли ответ на этот вопрос вот в этом безобидном, вроде бы, словосочетании «ранение паховой области»? Наверное, читатель уже догадывается, что я имею в виду. Иными словами, да уж не сам ли себя остановил Петр Леонтьевич? Не захотел жить с последствиями своего интимного ранения? Вот и перестал есть… О проблеме этой вообще мало говорят, еще меньше пишут. А ведь, она - существовала… И – существует… Или же, напраслину возвожу я сейчас на фронтовика, и дело совсем не так и, отнюдь, не в этом?

***

В ходе подготовки данной работы к публикации, не раз, и не два задумывался я вот над чем: а надо ли, возможно ли, рассказывать о каждом из «безвозвратников»? Не перегрузит ли это текст, не покажется ли это кому-то ненужным? А потом понял, что иначе просто нельзя: упоминая о человеке, мы, как бы, переводим его из небытия в хоть какую-то реальность, неважно - в бумажную, в электронную… Но - в реальность! А значит, операция эта – сродни она некоему «воскрешению», возвращению в жизнь. Ведь, пока о человеке помнят – жив он, жив…

Москва, 2-6 июля 2008 г., редакция 2009 г.